Надо жить, и не просто жить…

Невыдуманная история

Александра с мужем и дочерью жили в селе. Дочь училась в райцентре в пединституте. Чтобы учить её, держали большое натуральное хозяйство. Что выращивали — возили на базар в город. Таким бизнесом занимались почти все односельчане.
Как-то раз дочь приехала на зимние каникулы. Нужно было платить за учёбу, за второе полугодие. Александра с мужем собрались на базар.
С ними ехали ещё три человека из села. Нагрузили прицеп товаром. Дочь очень просилась поехать вместо Александры, и та нехотя согласилась.
Они выехали в два часа ночи, чтобы к утру быть на базаре. Проводив мужа и дочь, Александра прилегла немного подремать — с утра пораньше надо было управляться с хозяйством.
То ли сон это был, то ли видение, но видит Александра, как в комнату входят муж и дочь. Дочь такая весёлая, а муж серьёзный. И муж ей говорит:
– Вставай, сейчас здесь будет много людей, а у тебя много забот и хлопот. Знай, мы сгорели в машине, наших тел практически нет, но наши души здесь, мы живы.
А дочь засмеялась и добавила:
– Мама, нам здесь хорошо!
Александра проснулась и подумала: «Ну и сон! Наверное, долго будут жить…» Только вот душа почему-то болела.
Застучали в окно. Александра медленно подошла к двери, открыла. На пороге стояли председатель сельсовета, его заместитель и дежурная, соседка Валентина.
Александра пытливо посмотрела на них — глаз они не поднимали.
– Говорите, что произошло?.. — почти шёпотом спросила она.
Председатель откашлялся и начал:
– Они уже почти доехали до города, и тут на них налетел автомобиль. Водитель был пьян. Удар пришёлся прямо в бак. Машина мгновенно загорелась… Все пятеро сгорели.
Света белого невзвидела Александра…
Так и не оправилась она после похорон мужа и дочери. Тоска съедала её. «Для кого жить? Зачем я живу?» — спрашивала она себя. Не раз вспоминала сон, в котором муж сказал, что они с дочерью живы. «Как всё это могло произойти? Как мог он мне сообщить, ведь они уже были мертвы? — думала она с тоской. — Хоть бы с кем поговорить об этом…»
Так и таила Александра в себе свои горькие думы. Она начала болеть, ездила по врачам, пила лекарства, но здоровье не поправлялось.
– А ты поезжай к доктору Добровой Светлане Владимировне, — посоветовала соседка.
– Но это же не её участок. Примет ли она меня? — засомневалась Александра.
– Конечно, людей перед её кабинетом всегда много. А ты попроси её, она человек отзывчивый…
И опять поехала Александра в районную больницу. Отсидела очередь и зашла в кабинет.
– Ваша фамилия?
– Доктор, я не с вашего участка. Прошу вас, не откажите мне.
Что-то такое было в голосе женщины, что доктор, внимательно взглянув на неё, предложила:
– Садитесь. Где ваша карточка?
Александра подала амбулаторную карту.
– Слушаю вас.
Александра рассказала о болях в сердце, не отпускающих её, несмотря на лечение.
Светлана Владимировна внимательно изучила результаты анализов, послушала Александру, а потом спросила:
– Видимо, у вас было сильное потрясение. Что с вами произошло? Если можно — расскажите, мне легче будет назначить вам лечение.
И ни слова больше, только шуршание ручки по бумаге. Но голос, мягкий, участливый, проник в душу. Да и весь облик доктора располагал к разговору.
И Александра неожиданно для самой себя рассказала, как должна была ехать с мужем в город, да дочь уговорила её остаться дома. Дочь так просилась ехать с отцом, что, невзирая на какое-то предчувствие, она всё-таки согласилась и отпустила её. Они уехали ночью, чтобы к утру быть в городе, на рынке. Ночью же произошла авария, муж и дочь погибли.
С мужем они жили дружно, растили дочь, вели хозяйство. Всё время работали, работали. Только для дочери и жили: учили, копили деньги на свадьбу, хотели ей дом построить, всем обеспечить. А как же, так принято — дочь-то единственная…
Теперь у неё никого нет и нет смысла в жизни. Но не даёт покоя сон. Рассказала Александра о том трагическом, незабываемом утре, когда её разбудил такой странный, но оказавшийся вещим сон, и о словах мужа и дочери в этом сне.
– Может ли быть жизнь после смерти? Я сейчас по телевизору ищу такие передачи, где хоть что-нибудь об этом говорят. А как вы полагаете, доктор, может такое быть? — неожиданно спросила Александра. И замолчала.
Светлана Владимировна не произнесла ни слова, потом поднялась и выглянула в коридор. У двери её ожидали ещё двое больных.
– Это серьёзный разговор, Александра Николаевна. Подождите, я приму пациентов, и мы поговорим.
Александра вышла в коридор, села на стул и глубоко вздохнула. Неожиданно из её глаз ручьём полились слёзы. Она не вытирала их, а всё вздыхала и вздыхала. Тут она обратила внимание, что глубоко дышит и сердце у неё не болит, да и на душе легче стало.
– Зайдите, Александра Николаевна, — услышала она и вернулась в кабинет.
– Садитесь. Первое, что я хочу вам сказать, это то, что я глубоко верю, нет, я твёрдо убеждена, что с этой жизнью ничего не кончается…
Разговор длился долго. С новыми мыслями, с новыми силами спешила Александра на автобус. «Надо жить, и не просто жить, а постараться принести пользу», — думала она и радовалась чему-то светлому в душе и обнадёживающему. Впервые за последнее время её мысли не скользили по замкнутому кругу, а уносились ввысь.