Стоит ли печалиться?

Стоит ли печалиться?Снова информацию к размышлению дал один из телевизионных каналов, по которому с лекцией выступал известный профессор богословия. Одним из вопросов, поднятых им, был вопрос, связанный со смертью младенцев и, в частности, с известной библейской историей — уничтожением царём Иродом, предупреждённым о рождении Мессии, нескольких тысяч еврейских младенцев. Слова профессора иных людей могли озадачить, другим же, напротив, показаться весьма убедительными и тем самым ввести их в заблуждение. Попробуем разобраться по порядку.
Итак, смерть младенца. Обычно она доставляет много горя его родителям, а также всем родным и близким. Люди порой предпринимают прямо-таки титанические усилия, чтобы постараться как можно дольше удержать «в жизни» безнадёжно больного ребёнка, при этом они даже готовы бесконечно подвергать его и себя всё новым мучениям. Так вот, профессором был задан вопрос: «Почему мы так уверены в своей мудрости, что считаем себя вправе определять, в чём заключается истинная польза?» Не правда ли, резонный вопрос? И в данном случае с профессором вполне можно было бы согласиться, если бы не одно «но». По его мнению, дав младенцу умереть, Господь, вполне возможно, избавил его от множества грехов, которые тот совершил бы в своей жизни, и тем самым эта смерть явилась для него благом. Зачем же убиваться в этом случае? Отсюда можно сделать вывод, что это нам не повезло, ведь мы живём, грешим и не защищены от вечного проклятия. Странная логика! Мы, не зная всех взаимосвязей, вне всякого сомнения, не можем определять, в чём заключается истинная польза. И если профессор прав, то, пожалуй, лишь в одном: нам действительно следует по-другому относиться к такому событию, как смерть, в том числе и смерть ребёнка. Однако чтобы изменить своё отношение, необходимо познание действующих в мироздании законов, а желание этого пока в нашем обществе, увы, не просматривается.
Вернёмся, однако, к проблеме смерти младенца. Мне представляется, что здесь следовало бы, как говорят в народе, «отделить зёрна от плевел». Другими словами, не смешивать, подобно г-ну профессору, в одну кучу смерть того или иного младенца от неизлечимой болезни или несчастного случая и гибель сотен и тысяч детей в результате резни, устроенной Иродом. Да, действительно, смерть младенца может быть «целесообразным» событием, невзирая на горе родителей (а возможно, и благодаря ему). Тем не менее утверждение, что Господь, дескать, избавил ребёнка от множества будущих грехов, ошибочно и крайне вредоносно. Во-первых, это сразу наводит на мысль о произволе, якобы творимом Господом. Почему этого младенца нужно было избавлять от грехов, а сотни и тысячи других — нет? Чем он заслужил такое «особое» отношение? Во-вторых, здесь опять упорно протаскивается мысль о непосредственном вмешательстве Бога в создание каждой человеческой души.
Как уже было сказано выше, профессор прав в том, что мы далеко не всегда знаем, в чём заключена истинная польза. Однако при таком событии, как смерть младенца, она заключается не в «избавлении» его от будущих грехов, а, скорее всего, в закрытии им какого-либо своего кармического долга, с одной стороны, и воздаянии его родителям за прошлое — с другой. Если они при этом правильно воспримут смерть своего ребёнка, не обозлятся на всех и вся и не позволят этому горю себя поглотить, то данное событие может оказать на них далеко идущее положительное воздействие. А что касается ребёнка, то очень вероятно скорое новое воплощение его души, и не исключено, что у этих же родителей или в их близком окружении.
Теперь о резне, устроенной Иродом. Говорить о том, что такое злодеяние могло быть угодно Богу с какой-то неизвестной нам «педагогической» целью, — самое настоящее кощунство. Когда гибель множества людей, в том числе и младенцев, происходит от естественных событий (эпидемии, природные катастрофы и т. д.), тогда можно говорить о «воле Провидения». Другими словами, об обратном воздействии, происходящем по Высшему закону, в соответствии с Волей Бога. Однако злая воля Ирода, боявшегося пришествия Мессии, с Волей Творца никоим образом не согласовывалась, и устроенная им резня младенцев была самым грязным преступлением и перед земным, и перед Божьим законом. Следовательно, мы не только можем, но должны сокрушаться и печалиться по поводу этого страшного злодеяния, невзирая на то что очень сильного духовного вреда большинству младенцев, скорее всего, при этом причинено не было.