Свидетельство Иоанна

Свидетельство ИоаннаВоспринято вблизи Абд-ру-шина, благодаря особому дару одного из призванных к этому.

В самом начале было Слово, и Слово было у Бога, так как Сам Бог был Словом. Именно Им и было сотворено всё сущее. Без Слова не было бы ничего из сотворённого. В Нём была Жизнь, а Жизнь была Светом. А Светом был Бог.
Слово, Жизнь, Свет — три Вдоха Предвечного! Свет Бога осветил тьму, но тьма не постигла этого.

ИЯВИЛСЯ ОДИН человек, посланный Богом провозвестить о Свете, чтобы раскрыть людям глаза. Сам он не был Светом, у него просто была задача свидетельствовать о Свете, подлинном Свете, озаряющем всех людей, приходящих в этот мир.
Это было в миру, ведь всё произошло из Света — но мир не знал этого. Мир был мрачен, так как он не видел Света. Тогда Бог послал своего единородного Сына осветить этот мрак.
Он пришёл в мир, но люди не приняли Его. Тем же немногим, кто признал Его, Он предоставил милость найти Бога. Он одарил их Истиной для того, чтобы они вновь могли воспринять Божьи Законы и поверить в Бога.
Любовь Божья снизошла к людям. Она стала человеком и жила среди нас. Нам было позволено видеть её Величие, Великолепие Единородного Сына, несущего Милость и Истину от Отца. Из этого изобилия Милость досталась всем нам.
Божий закон был дан нам через Моисея, но люди забыли его и в помрачении попали во тьму. Тогда Иисус Христос, порождённый Сын Предвечного, вновь принёс Милость и Истину, осветившую путь человечеству. Он возвестил нам о Боге, что было непосильно ни одному человеку. Никто никогда не видел и не увидит Бога, а Единородный Сын, пришедший от Отца, мог провозвестить нам о Нём.
Но Он отринул своё Величие, чтобы быть ближе к людям. Свою Божественность Он нёс в себе подобно сокрытому сокровищу. Однако оболочки, прикрывавшие ядро, были слишком тонкими. Вновь и вновь пробивалось сквозь них Великолепие. Люди видели Светоч, исходивший от Него, но не обращали на него внимания. Они чувствовали Силу, струившуюся из Него, но не стремились последовать за ней.
Иоанн, слуга Божий, видел Голубя, парившего над Иисусом, когда по Его просьбе крестил Его. И он понял, что Иисус был порождённым Сыном Божьим. Он стал свидетельствовать об этом, но лишь немногие воспринимали его свидетельство.
ОДИН ИЗ КНИЖНИКОВ, по имени Никодим, увидел Свет вокруг Иисуса и почувствовал Его Силу. Это настолько лишило его покоя, что ночью он покинул свой лагерь и пошёл к Иисусу.
– Учитель, — обратился он, — я знаю, что Ты послан Богом. Никто не сможет сделать того, что Ты, если с ним не будет Сам Бог. Скажи, что мне сделать, чтобы достичь Царствия Божьего?
Иисус взглянул на него и понял, что вопрос задан с совершенной серьёзностью, но Он увидел также, что Никодим ещё полностью во власти старого, и произнёс:
– Истинно говорю тебе, если не родишься заново, не сможешь войти в Царствие Божье!
Никодим не понял этих слов, тогда Иисус добавил:
– Ты должен возродиться в духе. Ваши тела, рождённые из праха, исчезнут, как и всё земное. Дух же ваш томится по вечности. Но пока он основательно не обновится, вы не достигнете Царствия Божьего.
Тут только начал Никодим осознавать смысл слов Иисуса и робко спросил:
– Как же свершить это, Господи?
И Иисус пояснил:
– Всё дело в лености, в дремоте. Но вот начнётся буря. Ты не знаешь, откуда она пришла и куда ведёт, но чувствуешь её мощь и видишь, как она всё перемешала. Всё вокруг изменилось и приняло другой вид. Точно так же и с человеком, через которого пройдёт Сила, исходящая от Бога. Она сотрясёт спящих, и они внутренне преобразятся, если не противостояли этой Силе.
– Я не хочу ей препятствовать! — вырвалось у Никодима. — Я хочу, чтобы меня сотрясло и я смог обновиться! Скажи мне, что сделать, чтобы буря прошла и через меня?! — Пожилой мужчина дрожал как лист на ветру.
Иисус, улыбаясь, взглянул на него:
– Ты книжник и не знаешь этого? Если вы, знающие о предсказании, не понимаете Меня, то как смогут понять простые люди? Я пытаюсь говорить настолько просто, чтобы понять Меня мог даже ребёнок!
Никодим, устыдившись, опустил глаза. Для него всё это было серьёзно: он хотел в корне изменить свою жизнь, но ещё не понял, что эту бурю он не может вызвать, полагая, что всё сделает сам.
Иисус захотел ему помочь и начал вновь:
– По неизмеримой Любви Бог, Предвечный, послал своего Сына в мир, во мрак и тьму, чтобы поселить Свет в людских душах. Поэтому и явился Сын Божий. Тот, кто поверит Ему и будет действовать согласно Его слову, вновь обретёт правый путь, способный вывести его к Богу. Он сможет выстоять и на Суде, который когда-то свершится над миром.
При слове «Суд» в глазах Никодима внезапно промелькнуло понимание:
– Господи, — пробормотал он, — разве не Ты принёс нам Суд?
– Нет, — дружелюбно ответил Иисус. — Я принёс вам спасение перед тем, как над вами грянет Суд. Я несу вам Свет и Истину. После Меня придёт тот Сын Бога, которому изначально предназначено вершить Суд над миром. О, если бы вы, люди, только хотели слушать!
Из глаз книжника полились слёзы, но он не замечал этого.
– Господи, я верю в Тебя! Я знаю, что Ты Сын Божий, и… и… я благодарю Тебя!
Он опустился на колени, взял край одежды Иисуса и приник к нему дрожащими губами. Иисус же распростёр благословляющую руку над склонённой головой.
Молча покинул Никодим Иисуса, но сердце его горело, и он надеялся, что почувствует бурю, прошедшую через него.
После ухода Никодима Иисус вышел на воздух. Над Ним распростёрлось ясное звёздное небо, и Он устремил свой взор ввысь.
– Отче, — вздыхал Он, — не могут люди понять Тебя! Их окружают свидетельства Твоего Всемогущества и Величия. Давид узрел Тебя в Твоих Деяниях, но то, что он воспел в своих псалмах, люди сегодня бормочут совершенно бездумно.
И Он мысленно вернулся к Никодиму — книжнику и фарисею. Подлинная вера в Бога сотрясла его ложные знания и у него хватило сил, чтобы искать и найти! Насколько облегчился бы путь Иисуса, если б и другие последовали за ним! Но сможет ли Никодим сохранить то, что приобрёл сегодня?
– Отче, — взмолился Иисус, — дай ему силы устремиться к Свету!
Тут из дома вышел ученик Иисуса Иоанн. Он был обеспокоен ночным визитом гостя.
– Разве так можно, Господи? — обратился он с лёгким упрёком. — Пусть люди приходят к Тебе днём. Тот, кто боится Света, должен вообще отойти в сторону.
– Как вы все поспешны в суждениях, Иоанн, — возразил Иисус. — Ведь если заболеет твоё тело и будет страдать, ты тоже не станешь дожидаться дня, чтобы позвать на помощь. А разве душа не главнее тела? Никодим правильно сделал, что не колеблясь
пришёл ко Мне, как только ощутил такой порыв. Как ты можешь говорить, что он сделал это из страха? Ты ещё увидишь, что он открыто признает Меня перед людьми.
Пристыженный Иоанн умолк, и они оба возвратились в дом.
СПУСТЯ НЕСКОЛЬКО дней состоялось очень оживлённое собрание книжников, фарисеев и старейшин.
– Мы не можем допустить, чтобы народ собирался толпой вокруг каких-то людей, которых никто не знает! — воскликнул один из старейшин.
Вскочили ещё двое или трое, чтобы высказать своё мнение, но прежде, чем они начали говорить, раздался спокойный голос:
– Почему это никто их не знает?
Все головы повернулись к говорящему, а это был Никодим, раньше почти всегда молчавший на таких собраниях. Его вопрос потряс их. Да, действительно, почему это никто их не знает?
Один из присутствующих встал.
– Конечно, мы этих людей знаем, — спокойно произнёс он. — Еху неточно выразился. Мы знаем, что один из них — Иоанн, сын священника Захарии. Другого зовут Иисусом, он сын плотника Иосифа из Назарета.
– Сын Иосифа! — возмущённо воскликнул Еху.
— Я всегда думал, что этот не по годам умный мальчик ещё создаст нам немало проблем!
– Ты знаешь его? Расскажи нам о нём! — бурно затребовали книжники.
Всем было интересно услышать наконец более подробно об этом человеке. Но Еху невольно поник головой.
– Что тут рассказывать?.. — проворчал он. — Я совсем недолго был в храме Назарета. В школе среди прочих обучался и этот Иисус, несмотря на юный возраст. Из-за этого мальчик был невыносимо самонадеянным, вечно задавал вопросы и в конце концов остался недоволен моим обучением. Отец Иисуса под предлогом, что ребёнок нужен дома, забрал его из школы. Вот и всё.
Некоторые слушатели начали подсмеиваться.
– Должно быть, у Еху было так сильно задето самолюбие, — прошептал один, — что до сего дня он не забыл это поражение.
Но тут заговорил старый священник.
– Иисус из Назарета, — задумчиво произнёс он.
— Не так ли звали мальчика, который десять или двенадцать лет назад был здесь в храме? Его к нам привёл Аннас, и нас всех порадовали тогда его ответы и вопросы.
Никто не ответил, молчание затянулось. Быть может, на самом деле никто из присутствовавших тогда не беседовал с Иисусом. Только Никодим вздрогнул.
– Вот почему, — прошептал он, — моё сердце и рвалось навстречу Иисусу, когда я ночью был у Него. Как я был слеп! Из Него и сегодня лучится ребёнок. Я должен снова увидеть Его!
Между тем Еху вновь поднял свой вопрос. Что сделать, чтобы помешать этим столпотворениям? Он боялся, что у римлян появится повод заподозрить сопротивление своему господству.
Ему стали оживлённо возражать, что у римлян и своих забот хватает. Если бы эти бродячие проповедники их беспокоили, они бы сами восстановили порядок. Это не дело священников. Кроме того, Иоанн учился в школе равви Шолема и был очень образованным человеком. Его слова не могли противоречить общему учению. Многие священники добавили, что сами слышали речи Иоанна и что каша во рту у него не стынет. Он без страха упрекал людей в их грехах, но не говорил ничего неверного, поэтому нужно оставить его в покое.
– Но он создаёт школу, — забеспокоился один из друзей Еху. — Нынче и этот Иисус проповедует по всей стране, а скоро последуют другие.
– Но Он же не крестит, пусть себе говорит! — засмеялся один из учеников. — По-моему, в Его словах всё правильно.
– Ты так считаешь! — разгневался Еху. — А ты Его слышал?! Знаешь, что Он говорит?!
Никто из обсуждавших Иисуса не слышал Его речей. Они стыдливо признали это.
– Я слышал и даже вопрошал Его, — вновь раздался голос Никодима.
И он заговорил совсем просто и внешне очень спокойно. Но в нём горело желание, чтобы эта буря пронизала все сердца!
— Я не нашёл ничего неверного в Его речах.
Он не осмелился сказать большего, чтобы не навлечь на себя подозрений этих людей, полагая, что тогда он уже не сможет вступиться за Иисуса.
На этом закончили и остальные, решив пойти в народ, когда Иисус вновь придёт сюда, ведь надо же посмотреть, что Он собой представляет.
ИИСУС СО СВОИМИ учениками отправился дальше. Он шёл в Галилею через Самарию. У города Сихарь они остановились на отдых. Когда ученики отправились в город, чтобы купить еды, Иисус присел на край колодца и разные мысли овладели Им.
Этот колодец вырыл Иаков, которого иудеи называли своим праотцем. Они гордились тем, что происходят от него, называли себя избранным народом и на самом деле были им. Но вместо того, чтобы видеть в этом Божью Милость, видели в избранности свою заслугу. Они сами закрыли все пути наверх к Мессии и тем затруднили доступ в их души Его учения…
Вздохнув, Иисус огляделся. Длинный путь простирался перед ним. Его одолевали усталость и жажда.
К колодцу быстрыми шагами подошла женщина из Сихаря, которая по обычаю самарян несла кувшин на голове. Иисус испытующе взглянул на неё. Походка её была легка и свободна, нечто затаённое было в её облике. Она приблизилась к колодцу и, коротко поприветствовав Иисуса, принялась заполнять кувшин водой. Иисус заговорил с ней:
– Дай Мне напиться, Меня мучит жажда.
Она уже хотела дать Ему воды, но засомневалась.
– Мужчины, которых я повстречала на пути в Сихарь, твои спутники? — спросила она.
Иисус подтвердил.
– Значит, вы иудеи, хотя ты и не похож на них. Знаешь ли ты, что я самарянка? Вы, иудеи, не имеете с нами ничего общего. Поэтому я не посмею напоить тебя, уважаемый, из моего кувшина.
Иисус снова проницательно посмотрел на неё. Любая другая женщина спокойно дала бы Ему воды; Он сам проследил бы, чтобы не нарушить этим местные законы! Почему эта женщина печётся о душе другого человека? Он захотел ещё испытать её и дружески возразил:
– Если бы ты знала, кто Я, то попросила бы воды у Меня. А Я напоил бы тебя из бурлящего Источника Жизни, чтобы впредь ты никогда не томилась от жажды.
На мгновение женщина застыла от изумления: о чём сказал этот чужеземец?
Вдруг она увидела ясный Свет, окружавший весь Его облик, и лучи Света, струившиеся из Его глаз, казалось, пронзали её душу. Она поняла, что Иисус говорил не о земной воде.
Дрожащим голосом она попросила:
– Господин, дай мне воды, чтобы наконец исчезла неутолимая жажда в моей душе.
Вместо ответа Иисус потребовал:
– Ступай и приведи сюда своего мужа. Выдержит ли она это испытание? Не колеблясь женщина призналась в том, что должно было унизить её в глазах любого мужчины:
– Господин, у меня нет мужа. Пять мужей было у меня. Тот же, за кем я ныне из любви и жалости ухаживаю, так как он неизлечимо болен, не муж мне.
Иисус спокойно ответил:
– Ты сказала правду, Я знал об этом. В Его словах не было ни проклятия, ни упрёка! Вдруг женщину, открывшую наконец гнетущую вину своей жизни, неудержимо прорвало. Всё-всё, что мучило и заботило её всю жизнь, должно было вылиться наружу.
– Господин, я знаю, что Ты — Пророк Всевышнего. Помоги мне! Где я могу найти Бога? Я ищу, но нигде не нахожу Его. Вы, иудеи, говорите, что Ему надо молиться в Иерусалиме, в Храме, там Он является людям. Наши отцы учили нас искать Бога на этой горе. Нигде я Его не нашла. Помоги мне, добрый господин!
Её слова звучали взволнованно: они шли из глубины ищущей души. Но никогда ещё человек не обращался так откровенно к душе Иисуса; никогда ещё не внимал Он такой просьбе. С любовью отвечал Он женщине, глядевшей на Него умоляющими глазами и сгоравшей от желания получить ответ:
– Бог невидим для человеческих глаз. Тот, кто хочет обратиться к Нему, должен искать Его за пределами этого материального мира. В собственной душе он должен обрести Его, потому что только в духе может он возвыситься и предощутить Бога. Вам, людям, нужно вновь научиться этому.
Женщина ревностно прервала Его:
– Мессия, который вскоре должен прийти, возвестит нам о Боге. Он нас всему научит.
Истинно веруя, произнесла она эти слова. Однако Иисус ответил ей сдержанно:
– Женщина, посмотри на Меня! Мессия — это Я!
Величайшее ликование наполнило душу женщины.Свидетельство Иоанна
– Мой Бог и мой Господь! — возрадовалась она. Затем изумлённо сказала: — Значит, я нашла в Тебе Бога, наконец-то нашла? Мне позволено видеть Его!
Она опустилась на колени и коснулась губами края одеяния Иисуса. Однако затем поднялась, забыв о просьбе Иисуса дать Ему глоток воды и о том, что до сих пор она всегда сторонилась людей, опасаясь, что они будут бранить её. Она подхватила кувшин и быстро направилась обратно в Сихарь, чтобы возвестить жителям города о том, что пришёл Мессия. Все, все должны были видеть Его!
С большой радостью Иисус провожал её глазами. Как отрадно было встретить такого человека! Для этой женщины видение и знание были одним целым, и когда её душа ожила, то она снова вернулась к активной жизни. Благословенная женщина!
Тем временем возвратились ученики и с удивлением заметили, что их Учитель разговаривал с сама-рянкой, однако не стали ни о чём спрашивать. Они предложили Ему еды, которую купили в Сихаре, но Он отказался. Они опасались, что самарянка чем-то Его накормила. Слишком глубоко ещё сидели в их душах установления их веры.
Смеясь, Иисус рассеял их опасения:
– Тот, чья душа получила духовную пищу, не нуждается больше в земном пропитании.
Ученики не поняли этих слов и продолжали настойчиво просить:
– Поешь, Господи!
Из любви к ним Он переборол себя и взял то, что Ему предлагали. Когда они насытились, Он рассказал им о женщине:
– Смотрите, — сказал Он, — теперь спасение становится доступным всем людям, а не только иудеям. Впредь все, кто Меня ищет, смогут прийти ко Мне. Со временем вы соберёте более обильный урожай среди язычников, среди которых вы не сеяли, нежели среди иудеев, у которых всё посеянное пропало.
Продолжение следует

Автор: Вблизи Абд-ру-шина