Между томлением и вожделением

Обратная сторона гиперсексуальности

Несколько десятилетий тому назад началась «сексуальная революция». При всеобщем попустительстве табу были разрушены, нравственные традиции выброшены за борт и стал пропагандироваться принцип прожигания жизни. Сегодня наше общество отмечено почти неограниченной гиперсексуальностью, которая — при бездумном, соглашательском отношении к происходящему как молодёжи, так и старшего поколения — «укрепляет позиции», опутывая и запутывая всё и вся. Страшное обратное действие этого можно распознать, если затронуть духовно-душевные аспекты.

МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК в венском ночном клубе уверен: здесь, в кругу единомышленников, где можно безудержно прожигать жизнь, укореняется сексуальный прогресс. Он сам достиг уже «соответствующей ступени осознания», а его подруге необходимо ещё время для преодоления внутреннего торможения и постижения того, что обмен партнёрами или другие «игровые варианты» обогащают сексуальную жизнь. Молодой человек доволен: его партнёрша «вполне открыта и свободно воспринимает новое».
КОНЕЦ ВСЯКОГО СТЫДА
Конечно, не каждый «так далеко зашёл», как этот молодой человек, который даже перед камерой центрального телеканала без стеснения болтает о своих склонностях. Да и сексуальная потребность вибрирует тем сильнее, чем анонимнее окружение, в котором она может излиться. Но уже давно бесстыдство стало массовым: программы в стиле ню заполонили многие телеканалы, имеющие высокие рейтинги.
Доказано, что три эти буквы (sex. — Ред.) воздействуют на сознание человека и стимулируют его желания. Соответствующие фотографии доделывают остальное. Рекламные издания, почти все газеты, журналы и фильмы обслуживают сегодня — больше или меньше, в открытом либо замаскированном виде — тему «прелести» сексуальности. Практически каждый человек, соглашается он с этим или нет, восприимчив к «сексуальным посланиям», даже если он их и не ищет. Специальные исследования показывают, что четверо из пяти мужчин и половина всех женщин от восемнадцати до сорока лет хотя бы один раз смотрели порнофильмы.
ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЛЮБВИ
«Это как на автопилоте, — описывает серийный убийца свои действия.– Всё происходит само».
Всё чаще мы сталкиваемся с сексуально мотивированными преступлениями, от которых содрогнётся любой нормальный человек. Сексуальные убийства или всё учащающиеся изнасилования детей — это только верхушка айсберга, который становится необозримым. Каждая такая группа «ненормальных» не считает свои сексуальные устремления вредными, и эти люди становятся опасными для самих себя и окружающих.
Исследователи сексуальных извращений исходят из того, что в человеческих сексуальных отношениях имеется некий обучающий и откладывающийся в памяти процесс, который начинается в раннем детстве. При этом можно наблюдать, как запускаются подобные механизмы, которые могут служить мерилом при созревании людей с нормальными склонностями. Ведёт ли человек себя в целом активно по отношению к противоположному полу или так называемый «сексуальный обучающий процесс» пошёл в неверном направлении, регистрируемые процессы мозга (причастные среди прочего к повреждениям височной области и лимбической системы) по своему основному типу те же самые. И даже если структура «ненормального» мозга иногда отличается от мозга нормально ориентированных людей, мозг всё равно выполняет только свою задачу — является инструментом. Это значит, что поддерживается любой желаемый «обучающий процесс», даже извращённый. И с усилением деятельности мозга зацикленность на извращениях может становиться всё неизбежнее, а страсть — всё безудержнее. Путь будет тем беспросветнее, чем чаще человек станет зацикливаться.
В конце концов — и это работает в отношении любого вида страсти или склонности — свободная воля вряд ли сможет сохраниться. Люди оказываются подчинены одной прекрасно управляемой мозгом необходимости (неизбежности), которая глубоко проникает в них, изменяет их личность и приводит к острому «раздвоенному состоянию». Например, некоторые рассказывали о «мотыльковых мерцаниях» в животе, об ощущении интенсивного запаха горелого и «действиях как в трансе», которые вынуждают извращённость проявляться во всей полноте и которые сильнее, чем всё остальное. При этом возникают переживания окончательной безнадёжности, приходит чувство необходимости совершения деяния, по большей части снова сопровождаемое внутренними душевными мучениями. Окончательный эротический опыт? У мозга нет никаких этических или моральных ограничений...
При этом сексуальность, которая с одной стороны движется любовью, есть признак лишь нынешнего времени. В дальнейшем возрастёт готовность к насилию и бесчеловечности. И очертания близкого будущего ясны уже сегодня: станет хуже…
НА ПУТИ ВОЖДЕЛЕНИЙ
С одной стороны, наше сексуальное — так называемое «просвещённое» — общество всё ещё в поиске больших наслаждений и многие после десяти вечера стремятся посмотреть по телевизору действительно всё. С другой стороны, люди возмущены частыми бесчеловечными сексуальными преступлениями, которые мучительны и для жертв, и для исполнителей. Однако никто не хочет видеть взаимосвязи между коллективными устремлениями после «отпускания всех тормозов» и самим отпусканием тормозов. Не допускают возможности, что в потоке нашего сверхсексуализиро-ванного времени все созданные произведения в журналах, на теле- и видеорынке или в Интернете служат причиной действий, которые охватывают сферы, выходящие далеко за рамки отдельной личности. Ясно, что физически или статистически эти связи недоказуемы.
Также обычно оспаривают известный факт, что граница между тем, что считается сексуально нормальным, и так называемыми искажениями весьма размыта. Кто нарушает табу, тот вступает на путь, заканчивающийся собственным порабощением. И если это нарушение становится для него привлекательным, то возрастает и значение всего остального, что запрещено обществом. «Разрешено всё, что нравится» — так звучит лейтмотив всеобщего сексуального раскрепощения.
Этот путь к потере человеческого образа имеет ясную маркировку: сначала сексуальная активность отделяется от понятия истинной любви и скоро заменяет её (появилось даже выражение «заниматься любовью»). С любовью из сексуальной связи за скобки выносится отдача (пожертвование), которая ориентируется, как и вообще всякая душевная ценность, на добро для другого. На первом месте оказывается только получение телесного наслаждения. Стремление вниз связывает партнёров. Таким образом, механизм сексуального раскрепощения доказывает, что последнее является порождением грубого материализма, в котором признаётся одно только физическое тело и его органы чувств. Иными словами, каждое чувственное опьянение есть нечто чисто телесное, хотя, конечно, прямо в нём усматриваются далеко ведущие осознанные состояния.
При естественном развитии сексуальная активность человека была бы перенесена на томление по чистой любви, от чего ни один человек не должен принудительно воздерживаться. Но в своей основе она остаётся переживанием телесных отношений, пусть даже самым глубоким, и отнюдь не способствует духовному развитию.
«Закоренелые» материалисты воюют с позавчерашними поборниками морали и боятся возрождения моральных ограничений и призывов к осознанию ответственности. У них чёткая аргументация. Почему, спрашивают они, каждый мужчина не имеет права сексуально проявиться во всей полноте? Зачем ограничивать «здоровый эгоизм» в этих возможностях? Почему не наслаждаться столько, сколько получается?
Естественно, что ставить подобные вопросы, имея ограниченный взгляд на мир, может только тот, для кого человек есть одно лишь тело, а сама жизнь не больше, чем набор случайностей. Тот же, кто рассматривает человека как неразделимое единство духа, души и тела, должен прийти к другому заключению. Он тоже осудит нынешнюю гиперсексуальность.
СУЩНОСТЬ СЕКСУАЛЬНОЙ СИЛЫ
Такой целостный взгляд прежде всего показывает, что мы делаем с так называемой «сексуальностью». Без сомнения, человечеству не будет пользы, если в ней просто видеть нечто плохое и стремиться к полному воздержанию как идеалу. Такое понимание сверхсексуальности, как, например, в церковном целибате (принято на соборе в 1074 году), причиняет душевные страдания и, как правило, препятствует внутреннему развитию человека.
В душевно-духовном плане необходимо делать различие между сексуальной силой как таковой и половым инстинктом (влечением) тела. Первая возникает при телесном созревании и остаётся у взрослого человека до его смерти, а половое влечение проявляется в период пубертации, слабеет с возрастом и часто полностью исчезает задолго до смерти.
Основополагающая функция сексуальной силы заключается в установлении прочной связи между духом, душевным (тонким) телом человека и видимой грубой вещественностью. Эта «железная» связь вводит человека «со всеми своими жилками» в пульсирующую жизнь Мироздания с целью «возмужания». Эта сексуальная сила делает человека полноценным в земной материальности, приводит его к созреванию, пуберта-ции, выдёргивает из «защищённого», частично связанного с миром «ребёнка». В этом универсальном задании — дать человеку полную мощь во всех жизненных областях — сексуальную силу можно обозначить как самую значительную и управляющую силу физического тела.
Половое влечение служит, как и все прочие влечения, гармонизации тела и сохранению рода (это одинаково справедливо и в отношении человека, и в отношении животных). Половое влечение — в соответствии с природным естеством — стремится к освобождению так же, как и все остальные влечения. И как пища утоляет чувство голода, так и сексуальная сила, подключаемая в половых отношениях, способствует росту внутреннего обмена между партнёрами.
Вернер ГУЕМЕР
(из журнала «GralsWelt», пер. с нем., окончание в следующем номере)

Автор: Вернер Гуемер