Свидетельство Иоанна

Свидетельство Иоанна*Окончание. Начало в № 7–10.
**В № 10 имя Яков следует читать Иаков.

Воспринято вблизи Абд-ру-шина благодаря особому дару одного из призванных к этому.

ВЕЧЕРОМ ЭТОГО дня двенадцать учеников собрались вокруг Иисуса. Греки и Иаков** держались в стороне. Это была идея грека, которого благословил Иисус. Он тонко чувствовал, когда Сын Божий хотел бы остаться наедине с избранными учениками. Все уже собирались садиться за трапезу, но тут Иисус надел пояс. Все удивлённо посмотрели на Него: что Он хочет делать? Абсолютно естественным движением Иисус взял сосуд с водой и стал омывать ноги ближайшему к Нему ученику.
Так обычно делали после странствий по дальним пыльным дорогам, но, по мнению учеников, для этого можно было найти время по окончании трапезы. Да и вообще никогда не бывало, чтобы Учитель исполнял для них такую службу, и это обеспокоило их всех. В головах одних молниеносно возникла мысль: «Что это, какой-то пример? Мы должны были это сделать, но не догадались?» Другие копались: «С этого дня нам следует мыть ноги перед едой? Руки мы всегда моем, уж не хочет ли Учитель показать нам, что этого недостаточно?»
Пётр же, который всегда прямо выражал свои мысли, когда пришла его очередь, произнёс:
— Господи, это совершенно невозможно, чтобы Ты мыл мои ноги. Другое дело, если бы Ты позволил мне сделать это для Тебя.
Иисус, уже стоявший возле Петра на коленях, поднял голову и улыбнулся:
— Разве ты не чувствуешь, Пётр, что это не просто земное действо? Если Я не вымою твои ноги, то старые грехи останутся висеть на тебе.
Тогда Пётр не только понял смысл этого обряда Господа, но и осознал, что значит его собственный отказ. Заикаясь, он в сильном волнении произнёс:
— Господи, если это так, то помой меня всего сверху донизу, а не только ноги. Мне это нужно!
Иисус вновь засмеялся:
— Пётр, когда ты научишься равновесию? Чаши твоих весов постоянно колеблются. Ты вечно хочешь или слишком мало, или слишком много. Не кажется ли тебе, что Я точно знаю, в каком именно омовении ты нуждаешься? Вы очиститесь силой своей доброй воли. То, что вы могли сделать, — вы уже совершили, и сейчас Я вас очищаю, чтобы ни одного следа старых прегрешений на вас не осталось. Будьте внимательны, чтобы не наделать новых!
Иисус молча мягкой рукой вымыл ноги Петру и другим ученикам. Это действо стало для учеников священным, когда они узнали о его значении. Ни единым словом не смели они вмешаться. И тогда Иисус заговорил вновь:
— Я сказал вам, что вы чисты, но это касается не всех. Один из вас не решился твёрдой рукой сорвать оковы, привязывающие его к миру. Я хочу и ему помочь, но Моя помощь пригодится ему лишь в том случае, если он сам этого захочет.
Ученики испуганно переглянулись: кто бы это мог быть, о ком говорит их Господь?
— Вы хотели воспрепятствовать, — продолжал Иисус, — когда Я выполнял для вас эту, считающуюся низкой, услугу. Теперь вы знаете, зачем это делалось, но у Меня при этом был и другой замысел. Я хотел подать вам пример, что в любви к ближнему никакой труд не является низким. Следуйте за Мной и в этом. Я пришёл от Вечной Любви. То, что вы, люди, зовёте любовью, не является даже отражением Любви, живущей на Небесах, в Свете. Частицу этой Вечной Любви Я хотел принести вниз на эту, ставшую мрачной, Землю. Ищите в Моих деяниях и в Моих словах и познавайте, в чём состоит подлинная Любовь.
Если вы хоть немного предощутили её, то стремитесь изо всех сил оживотворить в себе эту Любовь. Она должна струиться через все ваши дела, слова и мысли исцеляющим, очищающим источником, уничтожающим и устраняющим всё низменное. Любите друг друга сильной и строгой любовью! Любовь не в том, чтобы убирать с пути ближнего каждый камень, говорить с ним сладкоречивыми словами, вопреки ощущениям своей души. Истинная любовь видит ошибки другого и помогает их преодолеть. Приведу вам один образ. Гляньте на цветы в поле: им нужно солнечное сияние, чтобы устремиться ввысь, к свету. Если бы у Бога была такая же любовь к Своему Творению, как представляется вам, людям, то Он должен был бы сказать: «Мои цветы никогда не должны оставаться без тёплого солнца. Оно должно день и ночь ласкать лепестки и листья». Вы смеётесь? Вам уже ясно, что случилось бы с цветами: бесцветные, засохшие стебли, без лепестков, без густой поросли.
Наконец Иисус закончил мыть ноги ученикам, поднялся, и они приступили к трапезе. Ученики опять смогли стать раскованными и вернулись к разговору. Иоанн, которого глубоко затронули слова Иисуса, осмелился спросить:
— Господи, кто из нас ещё не чист? Это я? Взгляд Иисуса ненадолго испытующе задержался
на ученике, понимавшем Его всегда лучше всех. Почему он задаёт такой глупый вопрос? Он же должен чувствовать своё окружение. Но в глазах Иоанна Иисус прочитал лишь страх и беспокойство, которые Ему захотелось устранить. И Он окинул учеников серьёзным взглядом:
— Один из вас предаст Меня.
Эти слова подобно камню упали в их круг. Предаст! Предаст Иисуса! Да ещё один из них! Никто не думал при этом о себе или других. На Учителя обрушился поток вопросов:
— Господи, неужели это я?
— Кто же это?
И лишь Иуда молчал. Ведь то, что он задумал, не могло считаться, по его мнению, предательством.
Тогда Иисус повернулся к нему, чтобы показать, что видит его насквозь, и произнёс:
— То, что ты хочешь сделать, произойдёт уже скоро. Никто не представлял, что же это за деяние, Иуду
же эти слова пронзили насквозь. Он встал, вышел из-за стола и покинул дом.
В комнате после ухода Иуды стало светлее, лучше и свободнее. Это почувствовали все. До этого что-то давило на них, а сейчас оно исчезло. Они стали непринуждёнными и радовались присутствию Иисуса.
После трапезы к Иисусу подошли греки, Яков и Лазарь со своими сёстрами, и Учитель заговорил:
— Мне недолго уже осталось быть с вами, но Я должен ещё многое вам сказать.
Его перебил Пётр:
— Господи, куда Ты уйдёшь? Возьми нас с Собой.
— На этот раз ты не сможешь последовать за Мной, Пётр, — ответил Иисус, не обращая внимания на его вмешательство. — Стремись всей душой, чтобы суметь это сделать позже.
— Почему я не смогу пойти на сей раз за Тобой, Господи? У меня нет в жизни ничего, чем я бы с радостью не пожертвовал для Тебя! Я хочу пойти с Тобой.
— Пётр, Пётр, удовлетворись тем, что Я тебе сказал. Ты сможешь последовать за Мной позже. Тебе ещё нужно многое преодолеть в себе. Ты трижды отречёшься от Меня, прежде чем петух прокричит три раза.
Пётр со страхом взглянул на Господа, сказавшего ему это. Он отдал бы за Иисуса и своё имущество, и свою кровь, если бы стало нужно. А Учитель думает, что он, Пётр, от Него отречётся.
Но Иисус продолжал:
— Я уже сегодня говорю вам, что покину вас, для того чтобы вы, когда придёт время, с уверенностью в сердце могли шагать своей дорогой. Не бойтесь ни за себя, ни за Меня! Я иду к Отцу. Но прежде чем уйти, Я проложу вам путь. Позднее вы последуете за Мной.
— Господи, как сможем мы найти путь, подготовленный Тобой, если Тебя больше не будет с нами? Каким образом мы распознаем его? — спросил задумчивый Фома.
— Фома, — возразил Учитель, — Я возвестил вам об Отце, тем самым указал путь к Нему. Я есть Путь, Истина и Жизнь, никто не придёт к Отцу иначе, чем через Меня.
Тогда Филипп попросил:
— Господи, покажи нам Отца, прежде чем покинешь нас!
— Сколько раз Я говорил вам, что Я и Отец едины, — прозвучал ответ Господа. — Глядите на Меня — и вы узрите Отца. Вы можете распознать Его и в Его воздействии, а также в тех Деяниях, которые Я совершаю по Его поручению.
И Он вновь рассказал им об Отце и о Силе, которая снизошла на них через Него.
Тогда поднялся Иаков, брат Иисуса, и произнёс:
— Господи, я у Тебя со вчерашнего дня. И пока ещё не почувствовал силу, которой Ты одарил остальных. Но я хочу служить Тебе, даже когда Ты уйдёшь к Богу. Удели и мне от Твоей Силы.
Его слова звучали умоляюще, а намерения были серьёзны.
— Иди с миром, Иаков, — ответил Иисус. — Сила Свыше будет струиться и тогда, когда Меня не будет с вами. Она вас по-настоящему укрепит, если вы правильно воспримите её. Она будет для вас утешением, предупреждением и помощью. До тех пор пока на Земле будет хотя бы один-единственный человек, жаждущий её, она будет дана ему вплоть до прихода Сына Человеческого! А Он принесёт новую Силу от Бога.
Тут прозвучал вопрос одного из греков:
— Скажи, Христос, она предназначена и для нас или только для них?
Иисус возразил:
— Разве Я не сказал «пока будет хоть один человек»? Я намеренно не сказал «иудей», ибо отныне преимущественное право иудеев потеряно. Оно выпадет другому народу, а вместе с ним и Отчее Благословение. Действуйте так, чтобы вы смогли родиться в этом народе, когда Сын Бога придёт вершить Суд.
— Господи, — выдохнул Андрей, — нам очень тяжко думать о Твоём уходе! Ведь мы осиротеем, если Ты нас покинешь…
— Я не собираюсь оставить вас сиротами, — утешительно вымолвил Иисус. — Я пошлю вам Силу — Дух Божий. Он поведёт вас и будет вами руководить вместо Меня. А Я оставлю вам Свой мир, тот мир, который люди не могут ни дать, ни принять. Живите с миром, и ваши души укрепятся. Земной мир внушает вам страх, но будьте спокойны, Я преодолел его.
Он опустился на землю возле невысокого кустика, где всегда охотно отдыхал. Его взгляд устремился в ночное небо, Его душа улетела к Свету.
— Отче, — вырвался вздох, — Отец Мой! Пришло время, и Я, явившийся на эту Землю по Твоей Святейшей Воле, могу покинуть её. Я пришёл в мир с сердцем, наполненным Любовью, но человечество возлюбило тьму больше, чем Свет. Люди не слушали Меня. Однако тем немногим, кто прислушался к Моим словам, Я дал всё, что Ты поручил Мне. Они знают, что всё произошло от Тебя, Отца Вечности. Знают, что всё Моё одновременно и Твоё, ведь Мы нерасторжимо едины. Эти души Я накрепко привязал к Себе, тем самым они вновь приведены к Тебе.
Отче, я прошу Тебя, не допусти, чтобы пламя их познания угасло. Ради Меня дай им сильного помощника. Они дорого Мне достались, не дай им пасть в сетях Люцифера! Я не прошу Тебя уже сейчас взять их на Небо, Я знаю, что им нужно ещё пройти путь своего развития, но Я прошу Тебя сохранить их!
Не только за них, бывших Моими учениками, Моими спутниками на жизненном пути, и не только за тех, кто воспринял Моё слово и воплотил его в деяние, прошу Я. Нет, Отче, Я прошу и за всех тех, кто, через них, сможет прийти к Тебе!
Отче, мир не знает Тебя, но Я Тебя знаю, и Мне позволено предстать перед Твоими Очами. Исполни то, о чём Я прошу Тебя!
На краткое мгновение Иисус умолк. Казалось, Он воспринимает в Себя Высшую Силу. Затем продолжил:
— Отче, благодарю Тебя, что Ты внял Моей просьбе. Теперь Мне легче будет встретить то, что Меня ожидает. Я успокоюсь в Твоей Любви, а Мои учени-
ки защищены Моей Любовью. Тем самым они в Твоей защите. Отче, Я благодарю Тебя!
В том месте, где молился Иисус, всё было окутано Светом. Его окружали ангелы, защищая от людского присутствия, пока Он говорил с Отцом. Иисусу нужно было заранее преодолеть все страдания, всю боль, поскольку Бог хотел уберечь Его и вызвать сострадание у Его врагов. Божьи слуги несли Ему Силу и Помощь, удаляя Его душу от тела настолько, чтобы Он мог ощущать предстоящие Ему страдания всего лишь как сон.
Едва Иисус вновь подошёл к Своим ученикам, как явился Иуда, а с ним вооружённые воины, чтобы арестовать Учителя. Иисус не сопротивлялся и не возражал. Он знал, что Бог позволил тьме излить на Него всю силу, и больше не думал о Себе. Но Его душа, окутанная Божьей Любовью, представляла, какую судьбу уготавливают себе эти люди. И одной из просьб, произнесённых Иисусом в Его последние земные мгновения, была: «Прости им, Отче, ибо они не ведают, что творят!»
А в тот миг, когда Иисус умер, небо потемнело, солнце покрылось мраком, а людей объял огромный страх. Это было земным знаком развёрзшейся пропасти между Божественным Светом и миром. Господь Бог предоставил человечеству идти теми путями, которые оно само выбрало. И лишь те, за кого молились Божественные уста Сына, были ведомы Светом дальше. Завеса в храме разорвалась сверху донизу, показывая людям, что Бог больше не хочет быть среди них! И сквозь Мироздание прозвучал грозный голос: «Горе вам, люди, не желающие воспринять помощь! Вы погубили Божью Любовь. И отныне вам нет больше помощи!»
ПОСЛЕ СМЕРТИ Иисуса Иосиф Аримафейский — иудейский князь, любивший Иисуса всей душой, — явился к Пилату с просьбой разрешить ему снять и похоронить тело Иисуса. Для Пилата это было большим облегчением, и он без возражений удовлетворил просьбу. Он ужасно страдал после того, как Иисус был приговорён к смерти, поскольку был убеждён в Его невиновности и ему самому лишь немногого не хватало, чтобы признать учение Иисуса. Он терзался тяжкими упрёками, что не вступился за Иисуса всей своей властью.
К Иосифу присоединился Никодим, бывший книжником и знавший толк в бальзамировании. С несколькими надёжными людьми они осторожно сняли тело с креста и отнесли его в могилу, которую Иосиф на своей собственной земле предназначал для себя. Там они обернули тело в дорогую ткань и умастили благовониями. Слёзы катились по их лицам, но они не стыдились их. С того момента, как они сняли тело Иисуса, не было промолвлено ни слова. Но когда лицо, которое они любили больше всего на свете, было покрыто тканью, Иосиф сложил руки и пылко произнёс:
— Господи, Боже мой, я благодарю Тебя!
Тогда и Никодим опустился на колени и взмолился:
— Иисус, Сын Божий, прости нас, людей!
И возле могилы всё озарилось. Светлые существа встали на свою вахту.
ЕЩЁ СОРОК дней, вплоть до того дня, когда раскрылись все Небеса, Иисус был связан с Землёй. И лишь тогда Он смог уйти к Отцу. В это время Он показывался то здесь, то там Своим ученикам и другим Своим спутникам. Некоторые из тех, кому позволено было видеть Его, с огромной радостью возвещали:Свидетельство Иоанна
— Мы видели Господа, Он восстал из могилы! Он живой странствует по Земле!
И весть распространилась по всей Иудее далеко за круг учеников.
Другие же, увидевшие Его, несли в своих сердцах это переживание как бесценное сокровище. Среди них была и Мария из Вифании. Однажды вечером она стояла в своём саду, в том месте, где любил бывать Иисус. Она не печалилась об уходе Господа, поскольку ясно ощущала, что Он возвращался к Отцу, но вместе с Ним она очень глубоко переживала людскую неблагодарность. Она радовалась, что Он освободился, и сердце её было переполнено благодарностью за то, что она оказалась достойной служить Ему. Однако в сердце была и боль из-за Иуды. Как мог так упасть этот умный, самоуверенный ученик?! Она всегда ставила его несколько выше других, пока однажды не заметила, что он идёт ложным путём. «Как это могло случиться?» — вздыхала она.
И тут прозвучал хорошо знакомый голос:
— Тебя это на самом деле удивляет, Мария? Перед ней стоял Иисус. Он был здесь и в то же время как бы нет. Ясный и светлый, Он казался почти прозрачным и был выше ростом, чем раньше. Но это были Его черты, озарённые большим счастьем. Мария упала на колени перед своим Учителем. А Он заговорил с ней:
— Мария, грех пришёл в мир, поскольку люди поставили свою волю превыше Бога. Иуда отдал предпочтение своему рассудку, это и привело его к падению. Я предупреждаю тебя, сохрани этот опыт! Сколько бы ни пришлось тебе вновь жить на Земле, всегда старайся дать людям понять, что рассудок должен быть инструментом человеческого духа. Если же им ложно руководить, то он станет орудием Люцифера, приносящим вред человечеству!
Прежде чем Мария смогла ответить, Иисус исчез. Однако она никому не рассказывала о том, что увидела и восприняла. Глубоко в душе сохранила она слова Иисуса и просила Бога придать ей в будущих жизнях силу, чтобы действовать в соответствии с ними.
Никодим стоял у могилы Иисуса. Он знал, что не найдёт Его там. Однако он вновь и вновь возвращался в то место, где в последний раз видел Его. И вот теперь он больше никогда не сможет Его увидеть! Печаль смешивалась в его душе с благодарностью за то, что ему было позволено узнать Сына Божьего. И вдруг перед ним предстал Иисус. Никодим подумал, что он сам умер, не заметив этого. По-другому он не мог объяснить себе того, что произошло. Иисус же заговорил голосом, полным любви:
— Тебе уже немного осталось жить на Земле, Ни-кодим. И в эти дни ты по-прежнему будешь заступаться за Меня, как делал это и раньше. А затем ты сможешь войти в Вечное Царство. Ты сделал всё, что мог.
— Господи, — возликовал Никодим, — так я смогу ещё поблагодарить Тебя за всё, что Ты для меня сделал с тех пор, как Ты ещё мальчиком был в храме! Прими благодарность за всё!
Иисус посмотрел на него добрым взглядом, и Ни-кодим вновь остался один, а сердце его переполнилось счастливой радостью.
ВПОСЛЕДНИЙ РАЗ Иисус показался Своим ученикам, когда они собрались вместе, чтобы вспомнить о Нём. Он вступил в их круг и произнёс:
— Мир вам! Утешьтесь. Я иду к Моему Отцу. Отныне путь к Нему для вас свободен.

Автор: Вблизи Абд-ру-шина