Радости и тяготы жизни

Радости и тяготы жизни«Что такое веселье? Это что-то приятное?» — «Нет. Это нечто греховное, даже, если хотите, тягостное». — «Значит, вы против всего, что доставляет удовольствие и радость! Против секса и ещё, возможно, шоколада! Так вы, пожалуй, религиозный фанатик и думаете, что человек не может наслаждаться. А если он желает вести богоугодную жизнь, то должен страдать?» — «Вы меня не понимаете! Я убеждён в том, что мы должны наслаждаться жизнью, а что касается веры, то как раз радость жизни, счастье и способность к наслаждению — идеальная основа для истинной благодарности Творцу!» — «И в то же время вы говорите, что веселье…» — «Я должен вам кое-что разъяснить. Найдётся у вас несколько минут? Тогда, пожалуйста, внимание».

Едва ли какое другое понятие так отделяет земную жизнь от духовного поиска, как веселье. И вряд ли какое другое понятие до сего дня так неправильно толковалось и толкуется…
Сегодня всё больше людей не могут понять, что дурного в том, чтобы в полной мере наслаждаться жизнью. Раз мы, будучи человеческими существами, стремимся к счастью и радости, то почему же счастье и радость не должны длиться как можно дольше, быть глубокими и бесконечно разнообразными? Именно такая установка «оправдывает» и неограниченные проявления страстей, и сексуальные влечения, и употребление возбуждающих средств. Всё ради умножения наслаждения! Наслаждаться здесь и сейчас, и как можно больше!
Противоположную позицию, как правило, занимают религиозные люди, которые с большим скепсисом относятся ко всякому избыточному веселью. В сознательном отказе от радостей жизни они усматривают «быстрый путь в Рай», в воздержании и аскетизме — идеал, а «высшего счастья», по их мнению, можно достичь, только жертвуя земным счастьем.
Авторитетные представители этого взгляда среди прочих нашлись и в Римско-католической церкви. Папа Иннокентий III, например, видел в земном страдании «королевский путь к Богу». Хосемария Эскрива, основатель католической секты «Opus Dei», провозгласил в середине ХХ столетия: «Я назову тебе истинные сокровища человека на этой земле, которые ты должен испытать: голод, жажда, жара, холод, боль, бесчестье, нужда, одиночество, измена, клевета, тюрьма».
Следовательно, даже наша еда — это не только биологическая необходимость, но и наслаждение. Однако как много мы можем наслаждаться, чтобы не согрешить? Этот вопрос тысячелетиями волнует различные конфессии.
…В самом ли деле Богу угодно, чтобы мы до самой глубины познали земную юдоль? Или мы должны наконец освободиться от враждебных мыслей о веселье, как это нынче требуется во многих сферах жизни? Ответ: ни то, ни другое! В действительности мы уже с давних пор и по сей день глубоко заблуждаемся относительно понятия «веселье», и видимыми становятся только самые последние воздействия, а не причины. Туман, окружающий проблему веселья и уныния, радости и страдания, быстро рассеется, если взглянуть на неё несколько иначе.

Позволяйте себе наслаждаться жизнью
…С одной стороны, что можно возразить против наслаждения жизнью? Мог бы любящий Творец, подаривший нам жизнь, а также способность осознанно наслаждаться ею, считать страдание в бытии человека более угодным Себе, чем радость? Такое невозможно представить!
С другой стороны, разве не факт, что осмысленное веселье очень легко связывает внутренние силы с земным миром и до некоторой степени затуманивает духовную волю? Не содержатся ли в переживаниях и боли импульсы к духовному развитию, тогда как люди, не имеющие проблем, часто живут бездумно и эгоистично? В народе говорят: «Если у осла всё в порядке, он идёт танцевать на льду».
Веселье и наслаждение? Да или нет? Ответ должен лежать где-то посередине. Мы быстро найдём решение, если поразмышляем над темой «Радость жизни — чувственное наслаждение», оценим своё предназначение в Творении и определим, какие силы вызывают нас к жизни.
В своём труде «В Свете Истины» Послание Граля Абд-ру-шин разъясняет, что основное ядро человека — дух. Следовательно, физическое тело является для духа только оболочкой, которую он носит временно, с целью развития от бессознательного состояния к сознанию. Итак, дух — точнее, вначале духовное семя — «облачается» в земное тело, чтобы созревать под влиянием материального мира и развивать тот изначальный дар, который обусловливает его человечность. Желание переживаний и наслаждений, безусловно, является частью этого пути развития. Оно торопит нас не только осторожно «оценивать» земную жизнь, но и «пробовать» и по-настоящему наслаждаться. Наслаждение, связанное с чистой жизненной радостью, есть нечто совершенно естественное, оно ускоряет нас, и нет в нормальном развитии ничего, в чём мы должны себе отказывать, включая, естественно, и половую жизнь.
«Позволяйте себе наслаждаться жизнью!» И для верующего человека ничто в основе своей не противоречит тому, чтобы жить под этим девизом: ни закон природы, ни Воля Творца… Разве что ложно истолкованные религиозные догмы.
Но! Есть одно большое «но».
Жертва «принципа веселья» теряет свободную волю и наслаждается этим фактическим унижением, борется за него.

«Пусть поглощает прах и веселится!»
Есть чёткая граница, которая отделяет солнечную страну счастья и жизненной радости, где нам всё разрешено и естественно служит нашей духовной потребности, от опасного царства теней. Людям следовало бы ясно видеть эту границу, потому что внутренний голос служит им надёжным указателем пути, но, к сожалению, лишь немногие обращают на неё внимание. Принцип наслаждения, направляющий к счастью и радости, мог бы сопровождать нас на пути развития, но ему нужна опора — свободная воля, которой наделён каждый человеческий дух. Однако здесь-то и кроется то самое большое «НО», а именно те решения воли, которые ведут нас через границу в царство теней, причём наша свободная воля становится связанной, а следовательно, зависимой.
Что здесь имеется в виду? Что это означает для нашей жизни? Как духовные сущности, одарённые свободой воли, мы всегда должны быть властителями, то есть осознанно и активно жить, решать, наслаждаться, учиться. Если же мы отбросим эту важнейшую опору и станем пассивными, захотим погрузиться в наслаждения, тогда из властителей мы превратимся в рабов тех сил и инстинктов, которые, по идее, должны были бы нам помогать. Из-за этого мы не сможем принимать свободные решения, а будем стремиться испытать как можно больше приятного и весёлого. Тот, кто, например, зависим от никотина, скоро узнает, насколько он «свободен»: «Бросить курить? Да запросто! Я это уже сотни раз делал!»
Профессор Виктор Франкл, знаменитый венский психиатр, указал на очень важный, типичный для людей фактор: «В действительности веселье является не целью наших устремлений, а следствием их исполнения». Для людей характерно стремление не к веселью, а к смыслу. Постигая его, мы получаем возможность каждую минуту наслаждаться счастьем и радостью. Если же мы ведём бессмысленную жизнь — как сегодня, к сожалению, живут многие люди, — тогда на первый план, по Франклу, выступает «желание веселья». И это стремление делает людей душевно восприимчивыми к расстройствам и приводит к потере свободной воли, к ослаблению нашего «я», то есть к зависимости — ведь жизнь предлагает нам не одни лишь радости.
Возникает следующая картина: пока мы ведём наполненную смыслом жизнь и дарим другим людям любовь или «даём» жизненные уроки, мы остаёмся духовно активными и настраиваемся на счастье и радость. Тогда мы можем радоваться жизни, воспринимая всё, что даёт наслаждение. Но как только на первый план выступает стремление к веселью, всё меняется: место гармоничных, наполненных ощущениями человеческих взаимоотношений занимают эгоизм и расчётливая алчность. И если все мысли начинают кружить вокруг приумножения веселья, то на смену свободной воле приходит зависимость, для которой любовь к Богу и к ближним не имеет ценности. Если «грех» состоит в желании, отделяющем нас от Творца и от естественности жизни, то мы становимся на ложный путь «грешного веселья» и утяжеляем свой дух.

Чтобы внести ясность, надо разделить понятие веселья и понятие наслаждения, или жизненной радости. Необдуманное смешение этих понятий часто приводило к недоразумениям.
«Пусть поглощает прах и веселится!» — говорит Мефистофель в драме Гёте «Фауст» про соблазняемых людей, и он знает, что это поистине дьявольская концепция. Жалкая жертва «принципа веселья» теряет свободную волю к наполненной смыслом жизни, а также понимание Творца и своих ближних, утрачивает свою внутреннюю свободу и силу ощущения, которые, собственно, и делают человека человеком. Обесценив себя таким образом, она ещё и наслаждается этим, усердно и ожесточённо борется против любых ограничений веселья.
Но не ломайте голову: в эту дилемму загнал нас не рогатый красный чертёнок, а наши собственные решения. И там, где осознаётся внутренняя ответственность, нужно произвести изменения, чтобы «связанная» воля сбросила путы и снова стала свободной.
(из журнала “GralsWelt”,
пер. с нем.)
Печатается в сокращении
Окончание в следующем номере

 

Автор: Вернер Гуемер