На границе жизни и смерти

Что я переживу, когда буду умирать? Для большинства людей это наиважнейший вопрос. Д-р Герд ГАРМС рассказывает о том, что воспринимается на границе земной жизни и земной смерти. В основу его повествования легли разъяснения о душе, «астральном теле» и «серебряном шнуре».

Переселение в потусторонний мир — это постепенный процесс. Истинный человек, то есть душа, имеет не только грубо-вещественную физическую оболочку, которая даёт возможность жить на Земле, но и более тонкие, эфирные облачения. Самое внешнее и наиболее грубое из них — так называемое астральное тело. Оно образует для души мост к земному телу и при расставании души с Землёй настолько долго удерживается земным телом, насколько у того хватит сил. Это удержание происходит благодаря тонким связям на границе между земным миром и потусторонним, при этом можно говорить о мосте излучений между душой и телом. В Послании Граля Абд-ру-шина важная роль в создании этого моста отводится крови. Несущая способность моста излучений, или связующая сила между телом и душой, задаётся не только свойствами тела, но и душой человека. При несчастных случаях или болезнях тело может так сильно страдать от боли, что связь с душой почти полностью утрачивается. И хотя «серебряный шнур» ещё существует, она начинает отделяться.
Сегодня благодаря медицине (например, при несчастных случаях) тело нередко удаётся настолько восстановить или остановить его дальнейшее разложение, что упомянутый мост вновь может укрепиться и человек «получает шанс» вернуться в земную жизнь. Однако произойдёт это возвращение или нет, зависит не только от мер, которые принимаются медиками, но и от воли и желания души, а также от относящихся к ней судьбоносных факторов.

Переживания на рубеже
В соответствии со статистикой, через такую границу между жизнью и смертью должны были пройти миллионы людей, и все они могли принести оттуда свои переживания. Но большинство «забыло» об этом. Отсутствие таких воспоминаний вовсе не означает отсутствия пограничного опыта. Просто о нём не помнят, так же как не всегда помнят свои сны при пробуждении.
Следует учитывать и другой момент. Люди не готовы делиться воспоминаниями о пребывании на границе с потусторонним миром, так как даже ближайшие родственники оказываются не в состоянии это понять, а рассказы о пограничных переживаниях принимают за «галлюцинации». Господствующее сегодня материалистическое мировоззрение и сложившиеся религиозные представления отвергают подобный опыт вблизи смерти.
И всё же многочисленные сообщения людей об этом за прошедшие десятилетия многое изменили, так что теперь в нашем обществе не столь безоглядно отгораживаются от этих фактов.

Вне тела
Воспоминания тех, кто побывал между жизнью и смертью, во многом совпадают с рассказами людей, умеющих выходить в астрал и странствовать там.
Прежде всего это возможность воспринимать земные события необычным образом, например наблюдать врачей или родственников, суетящихся возле умирающего тела. Повышенная воспринимающая способность часто позволяет слышать не только слова, но и предшествующие им мысли, поскольку между словом и помышлением нередко есть большое различие. В обычном состоянии мы обращаем внимание только на воспринимаемые земным слухом слова, между тем как мысли нам недоступны. Напротив, отделившийся от тела «внутренний человек» умеет проникать в них и часто бывает шокирован тем, что о нём думают.
В качестве наглядного пояснения приведу сообщение архитектора Штефана фон Якових, чьё тело после автокатастрофы было возвращено к жизни «случайно» оказавшимся на месте происшествия врачом. Господин Якових после пробуждения в больнице записал свои внетелесные переживания на магнитофон, а потом опубликовал в книге жизни.
«Я отчётливо чувствую, что сейчас умру, и очень удивлён тем, что не ощущаю умирание неприятным. Я совершенно не боюсь наступающей смерти. Во время своей жизни я никогда не думал о том, что можно так просто порвать с ней и перестать болезненно цепляться за неё. Причина того, что мы так привязаны к жизни, — в незнании сути смерти».
Затем Штефан фон Якових описывает прекрасные звуки и образы, впечатлившие его, прежде чем он снова стал воспринимать то, что происходило с его телом: «Весьма примечательно, что я чувствовал себя парящим. Да… я действительно парил над местом аварии и видел своё тяжко изуродованное, безжизненное тело. Я описал впоследствии врачам и полицейским, в каком положении оно лежало, и они точно это подтвердили. Я видел всю сцену одновременно со многих сторон, видел наш искорёженный автомобиль и людей, окруживших место аварии, и даже колонну машин, образовавшуюся из-за пробки, которую создали собравшиеся. Люди толпились вокруг меня, я наблюдал, как один невысокий, крепкий мужчина лет пятидесяти пяти пытался вернуть меня к жизни. Я мог точно слышать, о чём говорили люди между собой. То есть я этого, собственно, не слышал, поскольку был наверху, а моё безжизненное тело лежало внизу на земле, но я мог воспринимать то, что они говорили и даже о чём думали, по всей видимости, путём передачи мыслей, выходящим за рамки материального. Например, одна женщина из Швейцарии с дочкой лет семи очень испугалась, увидев моё мёртвое тело. Дочка хотела сразу же убежать, но женщина крепко схватила её и… мысленно стала молиться о прощении грехов несчастному. Я был глубоко тронут бескорыстной молитвой этой женщины и радовался ей. Также я чувствовал полное любви излучение. Один старый мужчина с усами, наоборот, думал обо мне негативно: “Н-да, он попался… Наверное, гнал на своём спортивном автомобиле не разбирая дороги…” Мне захотелось сверху крикнуть ему: “Выброси эту чушь из головы, я был всего лишь пассажиром!” Я чувствовал, как от этого мужчины исходили отрицательные, недобрые вибрации. Сам я тоже мог думать и выносить суждения. Я парил примерно на высоте трёх метров в многомерном пространстве».

Сцены из собственной жизни
Штефан фон Якових описывает также, как он отделился от места происшествия и полетел к свету: «Это продолжалось относительно недолго. Затем началось фантастическое четырёхмерное представление — многочисленные картины, сформированные из сцен моей жизни… Каждая сцена была обставлена так, как будто режиссёр скомпоновал всё в обратном порядке: первое, что я увидел, — свою смерть на дороге, а последнее — моё рождение дома, в Будапеште, при свечах. Моя душа, то есть моя совесть, стала чувствительнейшим прибором. Она тотчас оценивала мои поступки и мысли и судила меня, то есть каждый мой поступок оценивала как хороший или плохой».
Таким или похожим образом уже огромное количество людей побывало на границе между жизнью и смертью. Конечно, известны стали только переживания выживших. Перед некоторыми из них стоял выбор — остаться или вернуться в земную жизнь. Их решение вернуться было вызвано необходимостью разрешения связей с ныне живущими людьми, завершения начатого дела или заботы о детях.

Начало новой жизни
То, что в этих описаниях речь идёт о подлинных переживаниях, вряд ли кто-то сможет оспорить, так как число их очень велико. Но не каждый понимает, что это могло бы стать началом новой жизни в другом мире, поскольку они всё-таки не умерли и их переживания, с нашей точки зрения, есть нечто «внутреннее» — свидетелей ведь нет.
Однако часто после переживания «пограничного» опыта люди могут описать события, которые они никогда бы не восприняли обычным путём, находясь в бессознательном состоянии. Известная исследовательница смерти доктор Элизабет Кюблер-Росс долгое время ухаживала за умирающими и впоследствии серьёзно занялась описанием подобных переживаний. Она пишет о том, что жертвы аварии часто встречаются в потустороннем мире с теми родственниками, кто в результате несчастного случая — может быть, тоже временно — покидал земную жизнь. При этом нормальным путём они никогда не смог-ли бы узнать об этом.

Переживание света и опыт ада
Одна из критических точек зрения на эти сообщения основывается на том, что в них повествуется только о приятном. Создаётся впечатление, что переход в потусторонний мир для всех без исключения должен быть связан только с прекрасными, освобождающими переживаниями, тогда как в соответствии с распространёнными религиозными представлениями людей ждёт не только «награда», но и «наказание», ибо в каждом из нас можно найти многое, что совсем не заслуживает поощрения. В целом ряде исследований (например, в книге М. Морса «Ближе к Свету. Чему мы можем научиться у детей, побывавших на пороге смерти?» или в работе Б. Якоби «Мост к свету. Посмертный опыт как надежда») утверждается, что независимо от предыдущих жизненных перипетий нас всех ожидает радостная жизнь. В качестве «противовеса» такого рода заключениям можно привести историю Лазаря и богача, рассказанную Иисусом.
И книга жизни Роулингза под названием «В ад и обратно. Жизнь после смерти: новые поразительные доказательства» даёт понять, что не у всех людей бывают радостные переживания. Роулингз, общавшийся с теми, кто пережил подобный опыт «воскрешения», отмечает, что многие сообщения стали известны ему лишь спустя определённое время. Следовательно, иные из тех, кто побывал на грани, описывая произошедшее с ними,
о неприятном умалчивали, ведь этим нельзя похвастаться. (Заметим кстати, что таких авторов, как Роулингз, упрекают в религиозном фундаментализме и в избирательном подходе с целью поддержания собственного мировоззрения.)
Углубляться в эти вопросы преждевременно. Что есть добро, а что зло с высшей точки зрения — определяется тем, с чем нам придётся встретиться после расставания с земным телом. Это совсем не равнозначно тому, что мы считаем добром и злом здесь, на Земле. Краткий визит в потусторонний мир можно было бы сравнить с первым школьным днём, когда юные ученики радуются подаркам и назидательным речам, ещё не осознавая тех трудностей, которые им предстоят.

Как же будет дальше?
Здесь остаётся подтвердить то, о чём говорит уже само название книги о жизни Б. Якоби «Ты живёшь вечно» и в чём стремится убедить Р. Моуди, чья книга жизни «Жизнь после смерти» когда-то впервые довела до широкого круга читателей всю область опытов вблизи смерти, а иных даже побудила к аналогичным исследованиям.
Опыты, описанные в обеих книгах, показывают, что с телесной смертью не прекращается сознание и способность к переживаниям. Но что будет дальше с точки зрения вечности — отсюда узнать нельзя.
Так что же такое вечность? Можем ли мы себе представить бесконечно длящееся время или бытие? Занимаясь этими вопросами, мы познаём, что здесь, в земной жизни, мы являемся пленниками не только нашего земного тела, но и представления о пространстве и времени, а в потусторонних сферах они либо отсутствуют, либо имеют другое значение.

 Из журнала “GralsWelt”,
пер. с нем., печ. в сокр.

Автор: Герд Гармс
Если Вы хотите узнать больше на тему книга жизни или у Вас есть другие вопросы, пишите нам на gralswelt@list.ru. Дополнительную информацию по теме книга жизни можно также получить по телефонам указанным в разделе Контакты. Для получения остальных сведений об издательстве, а также для заказа литературы на тему книга жизни, Вы можете использовать те же контактные данные.

Дополнительная информация