«Я же говорю вам…»

«говорю вамСегодня Иисус Христос так «современен», как едва ли был когда-либо прежде. Бесчисленные книги — от спекулятивного романа об Иисусе до карикатурных томов о жизни Сына Божьего — публикуются и горячо обсуждаются. Приводят всё новые и новые факты об «историческом Иисусе». При этом «Христос веры» по-прежнему описывается церковью как центральная фигура многочисленных сказаний и легенд, которые хотят заставить нас поверить в чудодейственное вмешательство Создателя в этот мир. В действительности же утверждение «правды веры» такого рода о жизни, учении и миссии Иисуса Христа является неверным подходом. Ведь более двух тысячелетий назад в мир пришла личность, которая принесла во всех отношениях выдающееся учение.
И Послание Иисуса нужно рассматривать как удостоверение Его личности, Его происхождения и миссии...

Что из жизни Иисуса из Назарета является исторически верным? К сожалению, трезвых мыслей на этот счёт мало. Если подвергнуть сомнению историческую верность библейских повествований, поскольку в них речь идёт прежде всего об интерпретациях исповеданий, то остаётся, собственно, только римский летописец Тацит, который сообщал в своих летописях о преследованиях христиан Нероном и большом пожаре в Риме в 64 году: «Чтобы пустить дурной слух в мир, пожар был сделан по приказу Нерона. Он перекладывал вину на тех, кому он был ненавистен своим позорным поведением и кого в народе называли “христианами”, и карал их. Это имя исходит от Христа, который был казнён при правительстве Тиберия прокуратором Понтием Пилатом».
Согласно этому документу Иисус из Назарета действительно жил (ведь даже сам факт Его существования ставится порой под сомнение). За прошедшие десятилетия историки подробно исследовали условия жизни и вероучение в Палестине первого столетия, проанализировали все доступные библейские и апокрифические тексты и на этой основе воссоздали образ Иисуса, который можно оценить как «достойно-нейтральный». Поскольку учёные не могут обосновать, был ли Иисус и в самом деле обетованным Сыном Божьим, то их главным образом интересуют внешние, конкретные факты.

Иисус как историческая личность
Исторически Иисус рассматривается как иудейский рабби, подобно многим другим миссионерам странствовавший по стране и провозвещавший своё Послание. Он был казнён как бунтовщик, якобы предводительствовавший евреями и планировавший восстание против Рима. Кроме того, предполагают связь Иисуса с ессеями, которые были третьей, наряду с фарисеями и саддукеями, важной еврейской религиозной общиной, но странным образом не упомянуты в Новом Завете.
Относительно содержания учения Иисуса наука сегодня может гарантировать, что Сам Он никогда не утверждал, что Его смерть освободит человечество от прегрешений. Истории
о Его чудесах считаются в значительной степени надуманными, и столь же глубокие сомнения вызывает историческая правильность библейских описаний Его воскресения. Таким образом, от деяний личности, с которой началось новое летосчисление и на чьём учении возникла самая большая мировая религия, остаётся совсем немного.
Характерно, что спустя две тысячи лет после Иисуса из Назарета люди мало задумываются о самом важном. Ныне едва ли найдутся авторы, которые, углубляясь в учение Христа, были бы ослеплены величием содержания Его Послания. А ведь оно должно быть важнее, чем бесчисленные вопросительные знаки, с которыми мы сталкиваемся в биографии Иисуса.
Каковы же особенности учения Христа? Имеется ли там нечто, что могло бы не только оправдать место этой личности не просто в одном ряду с другими еврейскими рабби, но согласиться с особым, неповторимым статусом Того, Кто определён в христианском мире как Сын Божий?
Сегодня дать ответ на этот вопрос не так-то просто. За два с лишним тысячелетия мы приучились копаться в библейских цитатах и нам очень сложно представить себе те условия, в которых когда-то выступал Иисус из Назарета. Однако именно эти общие условия позволяют нам предчувствовать, о каком великом подвиге идёт речь: принести людям «радостное Послание Любви» — новое, никогда не существовавшее Послание из Света.

Две тысячи лет назад
Невозможно описать события двухтысячелетней давности иначе, чем через глубокую духовную пелену. Это было время, когда в Греции давно угасла великая жажда знаний и была создана философия, которая лишила мир богов его величия, исказила и очеловечила его, между тем как себя самого человек охотно обожествил. А «избранный народ» иудеев, не породивший, правда, известных мыслителей и поэтов, был надёжно ведом своими пророками, но в конце концов тоже зашёл в тупик. Из-за ложно понятого Закона Справедливости «Око за око, зуб за зуб» он застыл в догматах, справедливых только по отношению к нему самому, но не к другим народам. Религиозное стремление было ограничено требованием соответствия писаниям, с усердием испорченным книжниками. В итоге вместо богослужения иудеи занялись духовным самоуспокоением, разум выбрасывал адские искры, человечность же, напротив, хирела. Живой Источник остался невостребованным. Одним словом, Творец оказался бесконечно далёк от людей и лишь неосознанная тоска по древним пророчествам о приходе Мессии ещё могла поддержать надежду на «возвращение» Бога, то есть времени Моисея, когда Бог был близок как никогда.
С приходом Иисуса эти обетования осуществились: на Землю вступил Сын Божий! Для каждого христианина это было и является неопровержимой Истиной веры.
Анализ внешних фактов оставляет открытым вопрос, действительно ли иудейские обетования о Мессии исполнились с приходом Иисуса из Назарета и по праву ли этот человек назван Сыном Божьим. Если есть путь, ведущий к убеждению, что более двух тысяч лет назад на этой Земле произошло нечто чрезвычайное с духовно-исторической точки зрения, то он, безусловно, может быть связан только с Посланием Христа. Ведь слова Иисуса и тот род, в котором они были принесены, позволяют предощутить нечто небывалое, причём гораздо отчётливее, чем «небесные знаки», например звезда Вифлеема, или иные сопутствующие чудеса, предназначенные подчеркнуть значение «нисхождения Бога».

Язык Иисуса
Свет Истины, сиявший в Послании Сына Божьего, проявлялся уже в Его языке. Не арамейский язык Галилеи — родной язык Иисуса, а тот род Его языка, который сразу бросается в глаза. Он отличен, с одной стороны, независимостью, свободой от какого-либо общественного лагеря, а с другой — глубиной содержания.
Тогда противостояли друг другу «простой народ», который говорил так, как чувствовал, и «высшая интеллигенция» — учёные книжники, старавшиеся подбором слов и интонацией дистанцироваться от «непосвящённых». Иисус же из Назарета изъяснялся на подлинном языке, предназначавшемся только для передачи Послания. Он был простым, ясным и мощным, в нём было требование, а не цель привлечь сторонников. Велико и очевидно отличие этого языка от языка книжников: «И когда Иисус окончил слова сии, и народ дивился учению Его, ибо Он учил их как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи» (Мф. 7, 28–29).
Это было строгое Слово, которое Иисус нёс от Любви, стремясь принести пользу, а не льстить. Оно призывало к изменениям и указывало, что путь к Истине требует собственных усилий, в то время как удобное, бездумное «топтание на месте» в слепой вере легко обрекает людей на духовную смерть: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Мф. 7, 13–14).

Язык Иисуса не имел ничего общего с той прелестной, обнимающей мир манерой, которую так охотно воспевают в стихах, и столь же мало был похож на интеллектуальные потуги тех, кто стремится выделиться. Естественная форма речи Сына Божьего была органична её содержанию, обусловлена его значением, так как тот, кто действительно разбирается во взаимосвязях, может описывать их простыми словами (принцип, имеющий и сегодня неослабную силу). Иисус пользовался языком сравнений, преимущество которого в том, что у человеческого духа появляется возможность посредством собственного переживания ощутить главные закономерности и постоянно следовать им. Благодаря этой могучей, образной речи тридцать три притчи Иисуса дошли до наших дней, хотя записи делались долгое время спустя после того, как Сын Божий покинул Землю.
Важнейшим из устремлений Христа было противопоставление земным бедствиям людей Светлого Царства Бога, которое может стать действительностью, если человек начнёт с малого — со светлых мыслей и ощущений. Они — «горчичные зёрна», могущие прорасти и превратиться в значительные земные деяния, которые ими питаются: «Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своём, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его» (Мф. 13, 31–32).
Какое значение в работе над собой имеют эфирно-вещественные сферы жизни, тоже разъяснено Иисусом. Например, когда Он в своей известной Нагорной проповеди ссылался на десять Заповедей Бога и указывал на то, что убить или совершить прелюбодеяние можно словом или мыслью: «Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьёт, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду» (Mф. 5, 21–22); «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своём» (Mф. 5, 27–28).
Главное — принять во внимание смысл Его слов, и уже не столь важно, говорил ли Иисус в рифмах, как предполагается сегодня на основании обратных переводов Евангелий на арамейский язык, или Его голос отличался особым звучанием и значением, как следует из Евангелия от Луки (4, 22). В любом случае язык Иисуса должен расцениваться как чёткое удостоверение Его внутреннего величия.
(из журнала “GralsWelt”,
пер. с нем.)
Окончание следует