Голубой автобус

Голубой автобус— Подайте, добрые люди, я со вчерашнего дня ничего не ел…
Измождённый, бедно, но опрятно одетый мальчуган лет двенадцати, протянув ладошку, просил у входа в магазин. Разношёрстная толпа людей текла мимо по центральной улице большого города подобно мощному потоку, который, казалось, готов был смести всё, что не способно влиться в него. Большинство, торопясь по своим делам, не замечало робко бормотавшего свою просьбу мальчишку, и лишь редкие прохожие останавливались, чтобы подать ребёнку мелкую монету.
Борис Львович Пельзер, частный социолог, выполнявший заказ городской администрации, который касался беспризорных детей, уже второй час наблюдал за подростком. Будучи человеком обстоятельным и добросовестным, он считал, что все проведённые им исследования должны быть надёжными, и потому решил посвятить «объекту» (так он про себя именовал всех своих «подопечных») минимум полдня. Вот возле пацана остановилась молодая пара: высокий мужчина лет тридцати, в дорогом коричневом костюме, и совсем молоденькая, чуть полноватая женщина, в брюках и вязаной шерстяной кофте. Пельзер подошёл ближе, чтобы слышать разговор.
— Ах ты бедняга… — тихо произнесла женщина. — Может, купить тебе что-то поесть?
— Буду очень благодарен, — вежливо ответил мальчишка.
— Да ведь у нас времени мало, — вмешался мужчина. — Дадим денег — сам купит.
— Спасибо боль… — глаза мальчишки расширились, когда он увидел протянутую ему пятидесятирублёвую купюру, — …шое, — закончил он прерванное слово.
— Как тебя зовут? — спросила женщина.
— Артём, — сказал он и ещё раз поклонился: — Спасибо вам.
Мужчина приветливо улыбнулся, а женщина помахала ему рукой, и пара поспешно удалилась. Немного выждав, Артём оглянулся по сторонам и медленно двинулся вдоль тротуара в сторону перекрёстка. Социолог, отстав шагов на пять, последовал за ним. Дойдя до угла, ребёнок повернул направо и зашёл в бистро, расположенное в цокольном этаже. Подумав две секунды, Пельзер тоже решился войти. Он успел увидеть, как мальчишка отходил от охранника, здоровенного детины лет сорока, быстро спрятавшего что-то в карман. Бросив на него внимательный взгляд из-под тёмных очков, социолог подошёл к стойке бара, купил «сникерс» и быстро возвратился на прежнее место. Артём был уже там. «Интересно! — подумал Борис Львович. — С бомжами, эксплуатировавшими пацанов, я встречался, но чтобы вполне респектабельный работник охранной фирмы…»
Отойдя на несколько шагов в сторону, он вытащил сотовый телефон и набрал номер. Представившись и коротко изложив суть дела, он услышал в ответ одно слово: «Ожидайте». Не прошло и пятнадцати минут, как Борис Львович заметил высокую женщину средних лет, издалека наблюдавшую за маленьким попрошайкой. Постояв ещё несколько минут и, по-видимому, оценив ситуацию, женщина не спеша, с задумчивым видом направилась ко входу в магазин. Проходя мимо Артёма, она внезапно остановилась, словно только сейчас заметила его.
— Бедный мальчик, — с жалостью произнесла она, — проголодался, поди… Пойдём со мной. Я живу рядом, накормлю тебя.
Испуг отразился в зелёных глазах Артёма, внезапно увидев которые, Борис Львович вздрогнул. Пробормотав слова благодарности, мальчик залепетал что-то, всем своим видом выражая крайнюю степень растерянности.
— Ну чего ты, — голос женщины звучал ласково, — это ведь ненадолго. Хоть супчику поешь. Соскучился, наверное, по домашнему-то… Или боишься кого? — уже внимательнее взглянув на пацана, спросила она.
Артём быстро и молча закивал головой и, глядя на женщину своими яркими, так поразившими Пельзера зелёными глазами, которые по-прежнему переполнял ужас, тихо произнёс:
— Большое вам спасибо, но я не могу уйти, иначе мне будет очень, очень плохо.
— Ну ладно, раз не можешь, что ж поделаешь, — сдалась женщина. — Возьми десятку, купишь себе пару пирожков.
И потрепав мальчишку по плечу, она явно заторопилась, направилась в магазин, но потом, словно передумав, повернула в сторону Пельзера. Дав ему знак осторожно следовать за ней, она прошла мимо бистро и открыла дверь аптеки.
— Здравствуйте, Борис Львович, — приветливо обратилась она к Пельзеру. — Меня зовут Васса Гавриловна. Вы нам, похоже, оказали неожиданную услугу. Давно поговаривают об этой группировке, да всё на след никак выйти не могли. Теперь этим объектом займутся специалисты. Огромное вам спасибо!
Попрощавшись с Вассой Гавриловной, Пельзер медленно направился к троллейбусной остановке. Выбитый из колеи, он решил на сегодня оставить работу и поехать домой. Глаза мальчишки-нищего потрясли его до глубины души. Как две капли воды походили они на глаза Алика, их старшего сына, который в пятилетнем возрасте двадцать пять лет назад попал под машину. Очень способный, добрый и послушный мальчик, обожаемый родителями и подававший большие надежды, выбежал на дорогу за мячом и был насмерть сбит мчавшимся голубым автобусом. Горе родителей было безутешным. И сейчас Борис Львович вновь ощутил его с прежней силой. Лида, их дочь, бывшая на три года моложе Алика, уже несколько лет как вышла замуж и жила отдельно, в другом городе. Они с женой остались вдвоём в большой трёхкомнатной квартире, казавшейся им теперь, после ухода Лиды, совсем опустевшей. Ничто в ней больше не напоминало об Алике, и лишь в шкафу, завёрнутый в полотенце, хранился голубой автобус со сломанным правым передним колесом, бывший, словно в насмешку над судьбой, любимой игрушкой сына. Приехав домой, Пельзер рассказал жене о произошедшем и о том впечатлении, которое произвёл на него этот мальчик. У жены на глазах выступили слёзы.
— Я хочу посмотреть на него, — попросила она.
Через пять дней Пельзеру позвонила Васса Гавриловна. Она поведала о том, что милиция вышла на банду, занимавшуюся кражей детей.
— Трое арестованы, двоих ищут. Пятнадцать ребятишек пока в детприёмнике. А ваш Артём, — продолжала она, — какое-то чудо! Добрый, воспитанный, а уж умница… Просто потряс нас всех. Его родители год назад погибли в автомобильной катастрофе. Артём каким-то чудом остался почти невредим, и его тут же подобрал один из этих злодеев. Детей держали просто в ужасных условиях! Непонятно, как он за целый год такой жизни смог сохранить свою доброту и дружелюбие!
— Васса Гавриловна, — перебил Борис Львович разговорившуюся женщину, — мы с женой усыновим Артёма. Что нужно для этого сделать?..
Когда через три месяца Артём впервые вошёл в их квартиру, он с удивлением огляделся вокруг и сказал:
— Не знаю почему, но всё здесь кажется мне таким знакомым. Не хватает только голубого автобуса со сломанным колесом, который мне часто снится…