Из Послания Граля

Взгляните на женщину! В качестве высшего дара женственности она обладает нежностью ощущения, какой не может достичь никакое иное создание. Поэтому речь в этом Творении должна была бы идти исключительно о благородной женственности, ибо женственность несёт в себе самые сильные дары для реализации всякого блага в Творении.
Но тем самым на женщину возложена и величайшая ответственность. По этой причине Люцифер со всей своей ратью избрал главной мишенью женщину, дабы через неё подчинить своей власти совокупное Творение.
К сожалению, женщина Вторичного Творения в своём легкомыслии явила собой вполне плодородную почву для козней Люцифера. С открытыми глазами она бросилась ему навстречу и отравила по роду своему всё Вторичное Творение, подменив чистые понятия чем-то вроде отражений в кривом зеркале, непременным следствием чего явилась сумятица среди всех человеческих духов.
Подпав под влияние искусителя, чистый цвет благородной женственности, венец Вторичного Творения, вскоре унизил самого себя до положения ядовитого растения, переливчатая окраска и манящий аромат которого завлекают всех и вся туда, где процветает оно само, — в болото, в чьей зыбкой трясине и погрязают завлечённые.
Горе женщине! Наделённая высшими ценностями, она не сумела правильно воспользоваться этим даром, поэтому на неё первую обрушится меч Божественной Справедливости, если она, воспользовавшись присущей ей гибкостью духовного ощущения, не решится на то, чтобы, возглавив земное человечество, повести его к необходимому восхождению из руин ложно устроенных, отживших понятий, возникших лишь благодаря нашёптыванию Люцифера.
На место похвального стремления украсить белый цвет благородной чистоты земная женщина поставила кокетство и тщеславие, обретшие себе арену в превратно взращённой общественной жизни.
Ощущая с полной несомненностью утрату истинного украшения женственности, женщина ухватилась за подсунутый ей тьмою суррогат, обратившись в бесстыжую модницу, стремящуюся выставить напоказ прелести своего тела. Погрузившись в результате всего этого ещё глубже в пучину, она увлекла с собой и мужчину, разжигая его инстинкты, что не могло не воспрепятствовать его духовному развитию.
Однако тем самым все, согрешившие подобным образом, посеяли в себе самих семена погибели, что поразит их во взаимодействии в час неотвратимого Суда; все они стали гнилыми плодами этого Творения, утратив способность выстоять в надвигающихся очистительных бурях.
И пусть никто не замарает рук своих об этих служительниц идола тщеславия и кокетства, когда они попытаются ухватиться за него, дабы спастись от беды. Отриньте их от себя, и пусть они тонут — в них нет ничего ценного, годного к использованию для нового обетованного созидания.
Они не замечают, сколь смехотворны и пусты их деяния, издеваясь над теми немногими, которые ещё стремятся соблюсти перед самими собой достоинство и чистоту истинной женственности, не позволяя задушить в себе нежное чувство стыда, лучшее украшение девушки и женщины. Насмешки же скоро перейдут в вопли боли и умолкнут в них!
Женщина Вторичного Творения пребывает как бы на острие ножа именно в силу того, что была наделена высокими дарами. И вот теперь ей предстоит отчитаться в том, как она пользовалась ими до сих пор. Ни малейшей поблажки ей не будет! Возврат и поворот невозможны, ибо время истекло. Подумать об этом им всем надлежало бы раньше, зная о том, что их мнения не в силах противостоять железной Божественной Воле, в которой сокрыта кристальная Чистота.
Совсем другое дело — женщина будущего, та, что сумела пронести себя и свои ценности сквозь нынешние времена, погрязшие в разврате Содома и Гоморры, и которой предстоит родиться заново. Она станет той женщиной, что живёт в согласии с Божественной Волей, то есть занимает такое место в Творении, что являет собой именно тот сияющий венец, каковым она может и должна быть, пронизывая всех и вся вибрациями, воспринимаемыми ею непосредственно с Сияющих Высот и вновь излучаемыми безо всяких искажений, способность к чему заложена в ней в силу нежности женского ощущения.

(Т. ІІ, гл. 16)