Только одна проблемка

Только одна проблемкаГеннадий Маликов вместе со своей женой Лидой и шестилетней дочкой Мариной возвращался домой из загородной поездки. Прекрасный июльский день, словно весь пронизанный солнечными лучами, был на удивление не слишком жарким. Ясное, без единого облачка, небо уже две недели радовало жителей одного из областных центров Центральной России, однако, в отличие от столицы и окружающих её областей, лёгкий северный ветер не давал развиться ужасающей жаре с сильными лесными пожарами. Дневная температура двадцать пять и ночная — восемнадцать градусов создавали очень комфортную для жизни обстановку.
Загородная поездка была предпринята с целью осмотра дачных участков для будущего приобретения. Работая главным специалистом в крупной производственной компании, занимающейся строительством, Геннадий имел весьма приличную зарплату, его проекты квартир и коттеджей были всегда нестандартными и пользовались большим успехом у заказчиков. Благодаря этому его премиальные очень существенно дополняли зарплату, и семья смогла за три года выплатить десятилетний кредит на квартиру.
Лида была «свободным художником». Журналистка по профессии, она сотрудничала с различными изданиями, но печаталась не очень часто. Дело в том, что у неё был принцип: только объективные репортажи, никаких жареных фактов, тем более сплетен. Однако её статьи и очерки всегда были такими выверенными и продуманными, что редакторы заказывали ей репортажи всегда, когда нужна была подлинная надёжность, и очень хорошо их оплачивали. Так что семья была вполне обеспеченной.
И вот полгода назад они приняли решение приобрести дачный участок. С наступлением весны начались поиски. Как оказалось, все объявления в газетах и в Интернете, а также последующие переговоры с риэлторами (а попасть непосредственно на хозяев удавалось очень редко) не давали полной информации. Кроме того, посредники не всегда хорошо знали расположение участка и много времени было потрачено на поиски. Ставя себе цель — продать, они приукрашивали ситуацию, то ли рассчитывая, что им поверят на слово и купят без просмотра — что было бы вообще нелепо, — то ли надеясь, что клиент, добираясь до участка, подустанет и не заметит имеющихся различий. Поэтому поиски затянулись. Одной из причин были довольно высокие требования Маликовых. Они хотели, чтобы участок располагался в лесной зоне, не дальше чем в двухстах метрах от воды — большой реки или озера; был не меньше двенадцати соток; имел подведённые коммуникации — электричество и воду; наконец, был расчищен от диких растений и пней. Выполнить эти пожелания оказалось не так-то просто, хотя Маликовы и были готовы заплатить за все эти блага весьма приличную цену.
И вот сейчас после осмотра четырёх участков они возвращались в город, надеясь успеть на обед к бабушке Кате, Лидиной маме, бывшей замечательной кулинаркой. Геннадий был несколько раздражён: опять все усилия оказались напрасными. Проехав больше двухсот километров, причём половину по просёлочным дорогам, он находился не в лучшем расположении духа. Лида как могла успокаивала его, уговаривая принимать эту ситуацию «философски».
До города оставалось километров сорок, и поток машин стал более плотным. Геннадий сбавил скорость. Проехав очередной поворот, он увидел метрах в семистах по правой стороне красное пятно, при ближайшем рассмотрении оказавшееся автомобилем марки «Хонда». Машина стояла на обочине, а её хозяин — плотный, бородатый мужчина лет сорока пяти — стоял с вытянутой вперёд рукой, прося водителей остановиться. Но машины одна за другой проскакивали мимо — видимо, все спешили быстрее преодолеть въезд в город, где в воскресенье вечером обычно возникали большие пробки. «Да нет, мне сейчас тоже некогда», — подумал Геннадий, отбросив мелькнувшую было мысль, что человек в беде и надо помочь.
— Жаль мужика, да ведь мы с ребёнком, — произнёс он вслух, словно оправдываясь перед женой.
Но Лида уже повернулась в кресле, насколько позволяли ремни, и оглянулась назад, почти встретившись взглядом с бородатым мужчиной.
— Тормози, Гена, — решительно приказала она, — сдавай назад! Надо узнать, что у него стряслось.
Геннадий без возражений нажал на тормоз, медленно съехал на обочину и включил задний ход. Через минуту он уже стоял возле «Красного», как он мысленно нарёк владельца «Хонды», и вылезал из машины.
— А я уж совсем отчаялся, что кто-нибудь остановится, — глухим голосом произнёс Красный. — Минут сорок почти голосую, все спешат. — Мужчина тяжко вздохнул. — Здравствуйте, — протянул он руку, — меня зовут Георгий.
— Здравствуйте, — ответил Маликов, пожимая крепкую руку Красного, — Геннадий. Что у вас тут случилось?
— Да вот, сразу две проблемы: мотор заглох и телефон разрядился. Ни ехать, ни позвонить, вот и кукую тут!
— Да уж, — вмешалась в разговор Лида, — не позавидуешь. А вы тоже
с дачи едете?
— Не совсем с дачи, — бросив на женщину признательный взгляд, ответил Георгий. — У меня её пока ещё нет. Я участок осматривал, можно сказать, почти договорились, одна проблемка только имеется…
— Что за проблемка? — сразу навострил уши Маликов.
— Да понимаете, всем участок хорош: и лес рядом, и до воды чуть больше ста метров, пляж отличный, и все коммуникации практически есть. Но вот упёрлись хозяева, нужно им сразу два участка продать — они рядом расположены, а тридцать соток мне много, что с ними делать. Вот и договорились, что я своим друзьям и знакомым предложу. Не найду, так один брать буду, такой участок упускать нельзя. После продам.
Геннадий слушал, раскрыв от удивления рот и время от времени переглядываясь с женой, которая лишь иногда прерывала Георгия краткими возгласами «Надо же!», «Да быть не может!».
Как только Красный умолк, Геннадий тут же взял быка за рога:
— Ну ладно, соловья, как говорится, баснями не кормят. Доставайте тягу, какая есть, и потянем вас в город, а там уж и поговорим.
Всю дорогу до города Маликов только и твердил о том, какая Лида молодчина и как важно не упустить сделать доброе дело.
Вечером следующего дня, после работы, благодарный Георгий съездил на их машине — свою он отдал в ремонт — на дачный участок, который превзошёл все самые смелые ожидания семьи Маликовых. А ещё через три дня два договора купли-продажи были сданы на регистрацию.