Удивительный сон

Удивительный сонДышать было трудно, хотя удушливый запах уже не так бил по мозгам. Валерий никак не мог понять, где находится, ворочался во сне, пытаясь вспомнить что-то, казавшееся ему очень важным. Вдруг на него повеяло чистотой и свежестью, и он увидел перед собой непонятно откуда появившуюся Лену, которая взяла его за руку. «Дорогой мой, — сказала она, — потребуй, чтобы допросили Савельеву Катю и её подругу Наталью», — и она назвала номер дома и квартиры, где жили девушки. «А кто это?» — спросил Валерий, но Лена исчезла, оставив после себя тот самый лёгкий аромат, который сразу очаровал его при той их встрече в библиотеке. Молодой человек открыл глаза. Он лежал всё на том же вонючем и жёстком матрасе, левая рука его свешивалась вниз, и на ней ещё явно ощущалось нежное прикосновение руки Лены. Её слова запечатлелись у него в мозгу, как на фотографической пластинке, он ясно помнил и адрес, и имена девушек, но при этом точно знал, что ни адрес, ни сами девушки ему незнакомы.
На утреннем обходе, когда все выстроились в шеренгу, встав лицом к стене и убрав руки за спину, Валерий, по совету сокамерников, стал настаивать на положенном ему по закону звонке домой. Из-за того что был воскресный день и начальник отсутствовал, дежурный долго не мог принять решение, однако ближе к обеду всё-таки позволил Валерию позвонить. Мать сразу взяла трубку и, не давая ему сказать ни слова, стала расспрашивать его о здоровье, и из её слов он сразу понял, что ей уже что-то известно. Оказалось, утром позвонила Лена и, узнав, что он не ночевал дома, сообщила ей, что Валерий, скорее всего, задержан. Она будто бы видела во сне, хотя это был и не сон вроде, как он лежит на железной койке второго яруса в восьмиместной камере. Лена якобы была у него, что-то ему говорила, но что именно — не может вспомнить. Поражённый Валерий пробормотал, что Лена действительно была у него, и, коротко изложив суть дела, попросил мать нанять ему адвоката Градова из Центральной адвокатской конторы.
Утром в понедельник следователь вызвал его на допрос. Выслушав Валерия и узнав у его матери, что с Градовым уже заключён договор и тот прибудет через полчаса, он отправил Валерия обратно в камеру. Градов оказался худым и длинным человеком, лет пятидесяти. Он сразу сказал следователю, что хотел бы сначала побеседовать с клиентом один на один. Валерий рассказал всё как было и попросил адвоката допросить, если это возможно, двух девушек, назвав их адрес. «А кто они такие и где это?» — спросил Градов. «Я не знаю, — ответил Валерий. — Но во сне ко мне пришла моя подруга, которую я перед этим провожал домой, и передала мне всё это. Я понимаю, что это звучит странно, но очень прошу вас выяснить, есть ли здесь хоть какое-то “зерно истины”». Адвокат удивлённо взглянул на Валерия, но обещал выполнить его просьбу.
Ближе к вечеру неожиданно лязгнул засов окошка, через которое передавали пищу, и охранник громко приказал: «Скоков, с вещами на выход». Это прозвучало как гром среди ясного неба. «Скорее всего, следственный эксперимент проводить будут, — сказал Серый. — Держись спокойно. Если адвоката не будет, ничего не делай и не говори». Попрощавшись с сокамерниками, Валерий подошёл к двери и сказал, что он готов. Его завели в ту самую комнату, где утром проходил допрос и где сейчас сидели следователь и адвокат, который, как показалось Валерию, смотрел на него с некоторым изумлением. Следователь объяснил Валерию, что в связи с новыми обстоятельствами мера пресечения ему изменяется на подписку о невыезде, и предложил подписать соответствующие бумаги. Ничего не понимающий Валерий подписал постановление, ему вернули часы, деньги и документы, и, не веря своему счастью, он в сопровождении Градова направился к выходу.
Громко щёлкнули один за другим замки открывшихся и захлопнувшихся железных решёток, и Валерий вышел за ворота на волю. Если бы его спросили, что он почувствовал, когда после тёмной и душной камеры, окно которой почти не пропускало света, увидел ясное небо и яркое солнце, вдохнул свежий воздух, то он не нашёлся бы что сказать.
Из ступора его вывели слова адвоката, спросившего, знает ли он, где находится та улица, название которой он услышал во сне. «Нет, — ответил Валерий. — По-моему, я никогда на ней не был». — «Ошибаетесь, молодой человек, вы были там. Дом, который вы указали, одним углом выходит на эту улицу, а другим — в переулок, где была драка. Савельева Катя живёт на первом этаже дома. Они с подругой, которую действительно зовут Натальей, видели всё, что происходило, через окно и страшно напугались. Девушки рассказали даже, что, придя в себя, коренастый парень подобрал лежавший на земле нож и затолкал его в урну, забитую мусором. Там его и нашла полиция, и на нём обнаружены отпечатки пальцев убитого и того, коренастого. Так что, дорогой мой, идите домой и благодарите Господа за помощь. Я не могу представить себе, как иначе можно объяснить то чудо, что с вами произошло». Чистая благодарственная молитва без слов вырвалась из груди Валерия и вознеслась к небу.
 
*Окончание. Начало в «МГ» № 10.