Диалог с невидимым

О значении и удивительном воздействии молитвы

Диалог с невидимымМне — чтить тебя? За что?
Рассеял ты когда-нибудь печаль
Скорбящего?
Отёр ли ты когда-нибудь слезу
В глазах страдальца?
Гёте. Поэма «Прометей»

Эти слова Гёте чётко выражают неверие многих людей нынешнего времени в то, что «там, на небе, есть уши, чтоб мольбе моей внимать» и «сердце… чтоб сжалиться над угнетённым». Зачем же тогда молиться? Служит ли Божье Всемогущество нашим желаниям?
В молитвах мы, как правило, используем слова, чтобы выразить то, что нас волнует или о чём мы просим. Но говорит ли Высшая сила на нашем языке? Понимает ли она немецкий, английский, французский, арабский? Если мы поразмышляем, то поймём, что в молитве важны не слова, а связанные с ними внутренние образы и ощущения. А на этом уровне француз не слишком отличается от англичанина.
Но разве не зависит наше мышление от конкретной культуры? Как по-разному, например, думают люди о невидимом Боге. Мы приписываем Ему Всемогущество, Вездесущность, Справедливость, Любовь и многое другое. Но нам нужно уяснить, что наше понимание этих свойств соответствует тем образцам, которые сложились в человеческом мире.
А значит, вполне возможно, что своими представлениями мы вовсе не приближаемся к Богу, и именно этим объясняется то, почему так мало бывает услышано из наших молитв. Миллионы людей молятся о мире, но разве это помогает? Почему на земле так много нищеты и несправедливости? Неужели Творец хочет этого? Или же ложны наши представления о Всемогуществе Божьем?
Мы живём в мире, основные свойства которого планировались и создавались не нами, но были нам даны наперёд. Там, где это касается природы, мы осознаём господство её законов. Эти законы есть установления Бога, Творца, и Он — Законодатель. Но понятие Всемогущества не означает, что Бог сдвигает законы природы и вмешивается в события; оно указывает на Волю, согласно которой всё совершается. Неизменные законы природы, лежащие в основе всех свершений в Творении, есть выражение Божественной Воли, и даже учёные сегодня исходят из того, что за этими законами и связанным с ними величием природы кроется нечто разумное и мудрое.
Если мы не хотим, чтобы Бог ради нашего благополучия по собственному произволу вмешивался в мировые события, то чему же тогда служит молитва? И почему мы нередко слышим или читаем о том, что молитвы были услышаны и, к примеру, привели к неожиданной помощи или к спасению?

Что же происходит при молитве?

Абд-ру-шин в Послании Граля пишет: «Люди, если бы вы только смогли, наконец, молиться правильно! Действительно молиться! Каким богатым стало бы тогда ваше бытие; ведь в молитве сокрыто величайшее счастье, какое только может выпасть вам на долю. Она поднимает вас бесконечно высоко, так что ощущение блаженного счастья пронизывает вас. Если бы вы только смогли молиться, люди!» (т. III, гл. 36)
Давайте посмотрим, какие же возможности даёт молитва. Самой распространённой является молитвенная просьба. В ней можно искать спасение, ответ на неразрешимый вопрос или помощь в нужде и болезни. Считается, что эти просьбы тем надёжнее и успешнее, чем чаще они повторяются и дольше длятся. При заступительной молитве мы молимся за кого-то другого, и здесь мотивация менее эгоистична. Кроме того, есть поклонение как богопочитание и благодарственная молитва. Мы знаем молитвы со словами и без слов, одиночные и совместные. Они могут быть частью ритуала, сопровождаемого словами и определёнными телодвижениями. Всё это лишь помощь молящимся для погружения в то состояние, которое требуется для собственно молитвы. Но что же происходит при этом?
Подлинная молитва проявляется через внутреннее воление и посылает весть в ощущении. Только на этой основе удаётся найти резонанс с невидимым и придать силу молитве. Лишь путём оживлённых духовной силой внутренних образов мы можем стать понятными той Силе, которую просим о помощи.
Однако ныне мы, люди, настолько загрузили себя внешней информацией и внешними раздражителями, что они препятствуют внутренней собранности — тому, что сообщает действенность молитве. Поэтому определённые ритуалы или слова могут помочь разорвать повседневность и направить наши ощущения в нужное русло. Но, повторимся, значимы не сами слова. Решающей является духовная сила, оживотворяющая внутренние образы. При этом очень важно не концентрироваться на защите от чего-то нежеланного, а пробуждать в себе духовные образы того, к чему стремится наша душа. Например, если мы просим об исцелении, то должны думать не о болезни, а формировать образы здоровья и держаться за них. Это удержание будет тем «эффективнее», чем сильнее мы свяжем его с телесными чувствами. То есть мы должны пробудить в себе образы здоровья так, будто желаемое уже есть в действительности. Этот язык Незримое понимает и на него реагирует.
При этом важно, чтобы мы выражали только те желания, которые можем себе представить, иначе внутренние образы будут неправдоподобными для нас самих и вследствие этого возникнет блокада. И чем больше наше доверие к силе помощи от Незримого, тем легче будет молитва услышана. При этом детская непосредственность, как правило, в большей степени присуща бесхитростным людям, чем тем, у кого господствует рассудок, порождающий сомнения.
Иисус в своей Нагорной проповеди обещал блаженство и царствие Небесное «нищим духом». То есть тем, кто не скован рассудочными умствованиями и «чист сердцем». Блаженство было обещано и «миротворцам» (Мф. 5:3–9), то есть людям с добрым волением.
«И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. <…> Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно. А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своём будет услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чём вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф. 6:5–8). Эти слова — о глубинном, подлинном волении во время молитвы, проявляющем себя в ощущении. Оно обусловливает очищение сердца и облегчение души: «Итак, если ты принесёшь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой перед жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5:23–24).
Существует два типа молитв. Исходящие из внутреннего существа человека и лишь затем выражающиеся в словах; и молитвы, в которых сначала выученными словами возбуждается дух и возникают внутренние образы. Последние менее действенны, поскольку при их произнесении мы можем легко отвлечься, а постоянное повторение способно такие молитвы обесценить, то есть лишить воздействия на нас. Поэтому каждой молитвенной просьбе должна предшествовать фаза поклонения, когда мы пытаемся воспарить внутренне, осознать величие небесных сфер. Это освобождает нас от оков земного мира и открывает канал для передачи нашей просьбы.
Далее следует вопрос, о чём мы можем молиться, не впадая в ложные представления о Всемогуществе Божьем. Если два бизнесмена молятся об одном и том же важном для них деле, если две партии в борьбе молятся о победе, то это связано с людскими представлениями, будто Творец может встать на чью-либо сторону. Однако надо понимать, что там, где преимущество одного достижимо только путём ущемления другого, молитвенные просьбы — явный абсурд.
Существует особая диагностическая и целительская метода, которая действует на уровне информации, — радионика. Все объяснения и указания снабжены там дополнением: «Только на благо целого!» Именно на это следовало бы обращать внимание молящимся, чтобы не позволить своему эгоизму руководить собой. Впрочем, молитва о придании силы — лучший путь для раскрытия навстречу помощи из высших сфер.
Как уже отмечалось, есть благодарственные молитвы. Если человеку выпало нечто особенное или он был спасён от большой беды, то он, возможно, и произнесёт благодарственную молитву. Но сегодня у большинства людей нет внутреннего побуждения к этому роду молитвы, что отражено в следующем анекдоте. Некий верующий человек спрашивает своего знакомого: «Молитесь ли вы перед едой?» — «А зачем? Моя жена отлично готовит». В обществе благосостояния нам многое кажется само собой разумеющимся. Между тем ещё в сравнительно недалёком прошлом у людей была потребность регулярно благодарить за дар права на бытие. Вероятно, тогда в человеческом сознании это было укоренено сильнее.
 
(из журнала “Grals Welt”, пер. с нем.)
Окончание в следующем номере