Есть ли Бог в действительности?

Есть ли Бог в действительности?*Продолжение. Начало в «МГ» №2.

Является ли Бог Вездесущим?
Возможность установить связь с Богом в любое время выражается понятием «вездесущность», которое тоже зачастую толкуется ложно.
Буквальное понимание вездесущности как присутствия везде и во всём вскоре ставит человека перед многими, нередко странными, вопросами или предположениями. Есть ли Бог в каждом камне, в каждом растении? И убью ли я часть Бога, если наступлю на муравья? Или это вообще невозможно, так как Бог вечен и бессмертен? И пожалуй, самый главный, самый болезненный вопрос: если Бог есть во всём, значит он и в злом, которое чинит препятствия, тормозит, заставляет страдать и разрушает? И в конечном итоге именно Он должен быть за всё ответственным, поскольку Сам всё создал и Сам во всём присутствует?
Подобные вопросы и предположения — предмет бесконечных и бесплодных дискуссий — можно было бы выбросить за борт, если просто исходить из того, что Творение отделено от своего Творца, как произведение от своего автора. В нём отчётливо проявляется авторская индивидуальность, так же как и в повсеместно действующих вечных Законах Творения проявляется Воля Бога. Однако Творец не зависит от своего произведения. Он передал этому Творению формирующую, созидающую силу, без которой невозможно дальнейшее развитие, ведь и любое музыкальное сочинение требует пространства для интерпретации исполнителями.
Мысль о независимости Творца, царствующего над мирами, находит подтверждение и в нашем повседневном опыте: мы сами несём ответственность за свою жизнь. Мы можем делать, думать и верить как угодно, однако с далеко идущими последствиями для самих себя.
У человека бывают сильные переживания, которые позволяют ему постичь животворность природы, живость всего сущего, глубокую размерность бытия, а также осознать всеобщую взаимосвязь и защищённость со стороны Высшей силы. Такой опыт чрезвычайно значим, относится к самым реальным религиозным переживаниям и, без сомнения, имеет гораздо более высокую ценность, чем слепая, лишённая жизни вера в небесные образы. Но высокое представление о «Свете», вынесенное нами из такого опыта, возможно лишь благодаря животворной искре из Божественного, действующей в Творении. Эта искра, однако, не есть сама Первозданная Бессущностная Сила.
В конечном итоге мысль о том, что Творец находится высоко над своим Творением, должна предотвратить всякую возможность обожествления людьми самих себя. В нас мерцает «искра Божья» — высокая духовная сила, дающая нам свободу и высокое положение в земном мире. И хотя в нашей полной развлечений, «замусоренной» жизни она чаще всего остаётся невостребованной, однако границы, в которых мы можем передвигаться, ясны и понятны: будучи неспособными создать нечто действительно новое, мы можем формировать уже существующее. При этом все наши волевые акты совершаются в мире, где действуют Законы Творения. Мы — создания, а не творцы, и в этом качестве совсем не подобны Богу — единственно Независимому.

Является ли Бог абсолютно добрым?
И наконец, нужно подвергнуть критическому разбору ещё одно весьма распространённое представление: можно ли Творца, несмотря на всё существующее в мире зло, называть всецело и исключительно добрым?
Пожалуй, именно этот вопрос в повседневной жизни чаще всего разрушает веру в Бога. Как можно верить в доброго, любящего, справедливого Бога, когда вокруг так много бедствий и страданий? Разве зло не является очевидным доказательством Его отсутствия?
Фундамент для ответа на этот вопрос уже заложен: Бог действует в Творении только посредством своих законов, Он не вмешивается по произволу в мировые события. Он даровал нам, людям, свободную волю и право самостоятельного выбора между добром и злом, тем самым сделав нас лично ответственными за всё, что мы совершаем. Следовательно, зло приходит в мир только через людей, оно не желанно Богу.
Но остаётся непрояснённым ещё один момент: почему мы вообще имеем возможность творить зло? Ответ на это связан со смыслом нашей жизни.
Жизнь дана нам для того, чтобы мы развивали сознание, то есть из бессознательного или полусознательного состояния пробуждались к полноценному духовному самосознанию. «Быть пробуждённым» означает следующее (этот смысл заложен и в понятие «быть взрослым»): мы должны осознанно стоять в «потоках жизни», пережить ту высокую свободу, которая возможна лишь при слиянии собственной воли с Волей Божьей, то есть при созидающей и животворящей деятельности.
Чтобы выбрать это направление добровольно, мы должны научиться различать. А для этого нужно испытать не только благо созидательных решений, но и последствия тормозящих, разрушительных действий.
Следовательно, возможность совершать ошибки необходима для нашего духовного процесса созревания. Она принадлежит к величайшим дарам жизни, ибо позволяет нам становиться сознательными. И таким же даром является опыт страданий. И даже если мы делаем всё, чтобы избежать бед и болезней, то не забываем ли мы при этом, что они являются ценными «инструментами пробуждения» в нашем бытии.
Боль и страдание побуждают к изменению, преодолению тормозящих привычек, самоанализу и новой ориентации. Именно поэтому в жизненных проблемах и трудностях следует научиться распознавать «зов жизни» и использовать их как возможность и побудительный мотив.
Божество не следует усложнять. Оно стоит вне понятий добра и зла — как и само бытие, которое черпает жизненность из себя самого, побуждает к становлению сознания и даёт возможность всему сотворённому развиваться, созревая в действии совершенных Законов Творения.


(из журнала “GralsWelt”,
пер. с нем.)

Окончание в следующем номере