Красота творения

Красота творенияКрасота неописуема, неуловима, непередаваема. Чем больше мы будем пытаться дотянуться до неё, исследовать и оценивать её земными средствами, тем в большее замешательство мы будем приходить.
И вообще, разве нам ещё необходима в сегодняшнем практическом веке такая неясная вещь, как красота? Не является ли она для нас просто источником удовольствия, украшением и роскошью, снисходительно принимаемой бесцельной надстройкой к жизни?

Красота и естественность
Что неестественно, то некрасиво. С этим положением согласны ценители, критики и обычные люди. Оно ясно даёт понять, что красота неразрывно связана с естественностью: красота движений, форм и тонов, красота животных, людей и человеческих творений. А естественность, как следует из самого этого слова, так или иначе связана с природой.
Рассмотрим обычные кувшины как произведение рук человека, наполовину художественные изделия, наполовину предметы для практического применения. Они имеют различные формы, но грушевидный кувшин с узким горлышком и широким брюхом преобладает уже со времён изобретения керамики. Эта форма представляется нам красивой. Откуда гончары взяли такую подсказку? От груш? Даже в странах южных морей, где вместо груш растут инжир и маслины?
Если мы посмотрим на капающий водопроводный кран, то увидим, как на конце крана медленно вырастают капли: сначала поверхность воды становится выпуклой, прогибается и тяжелеет, постепенно превращаясь в висячую грушу, которая в конце концов отрывается и падает. До последнего момента вода сопротивляется отделению тем, что стремится собраться в небольшой шарик и при этом растягивается под собственным весом вниз. Эта форма принадлежит воде, грушам… и кувшинам. Люди приметили эту форму, использовали и сочли её красивой. Таким образом, истоки красоты мы находим в природе.

Красота и природа
Вы когда-нибудь спали под открытым небом на природе, где мы не хозяева, а скромные гости?
На краю леса перед вами раскинулся прекрасный луг, после жаркого дня ещё сохраняющий тепло, а из леса струится вечерний аромат. Белёсое небо медленно темнеет, где-то на большой высоте невидимая рука растянула продолговатое облако от одного края горизонта к другому. В траве стрекочут сверчки, большая чёрная птица затрепетала среди ветвей и скрылась в лесу. Вы сбросили с плеч рюкзак, мгновение боретесь с искушением вернуться куда-нибудь к тёплому свету и таким же существам, как вы сами, но уже знаете: привал будет здесь. Вы распаковываете спальный мешок, чтобы было на чём сидеть, съедаете свой ужин и ощущаете, что человек способен воспринимать не только глазами, но всем: кожей, сердцем, ушами… Уши могут услышать не только вечернюю песню коростеля в траве, но какой-то невидимый тон, вибрирующий в пространстве и тянущийся над ландшафтом подобно завесе.
Затем опускаются сумерки, на ещё светлом небе робко пытается светить первая звезда. Оживают ночные звери: в траве принюхивается ёжик, немой тенью пролетает сова. Вы кладёте рюкзак под голову, вам хочется спать, но вместе с тем жаль упустить даже минуту. Однако затем вы пробуждаетесь ночью: тут крикнет испуганная лань, там хрустнет ветка под чьей-то лапой, а на чёрном бархате неба уже сверкают миллиарды звёзд. Мгновение вы смотрите на Полярную звезду, Плеяды и Орион, но вскоре вновь закрываете глаза и проваливаетесь в сон, зная при этом, что всем телом, всей душой впитываете соки и излучения природы…
Светает. Край неба становится седым, словно уставший или ещё не проснувшийся. Постепенно седина переходит в светло-голубой, и на огромной высоте куда-то с неведомой целью летит птица. Летит она не за кормом — у птиц есть свои тайные желания, ритуалы, ценности, но тот, кто живёт в городе среди быстрых трамваев, об этом ничего не знает. Над вашей головой поёт дрозд, повернув свой клюв прямо на восход, — всякий раз, когда я проходил на рассвете рядом с камышёвкой или дроздом, они пели, повернувшись к востоку, и я не знаю, всегда ли это так или же просто совпадение. Позже небо окрашивается серебром, и внезапно верхушки самой высокой ели касается первый луч солнца и звенит, как золотые волосы Деда-Всеведа. Мир прекрасен, как каштан, только что извлечённый из руки Создателя…
О чём это мы хотели поразмышлять? Ах да, о красоте.
Нам не нужно далеко ходить, чтобы найти красоту в природе, — она окружает нас повсюду. Леса, луга, болота и каменистые склоны восхищают наш взгляд в любое время года. Почему?
А животные: олень с запрокинутой головой, влажным носом и огромными чуткими ушами бесконечно красив и изящен; домашний котёнок, грациозно хватающий лапами и зубами бумажный фантик, у всех вызывает радость. Почему? Природа не заботится о красоте, потому что красота — это её свойство. А мы, люди, венец Творения, неизящны и неграциозны и в лучшем случае усиленно стремимся к очарованию и красоте. Почему это так?
Согласно материалистическим воззрениям, мир возник из хаоса случайно. В результате естественного отбора наиболее приспособленные особи эволюционировали к большему совершенству. Однако тот факт, что в мире есть красота, противоречит этому представлению. Ведь всё говорит о том, что мы, человеческий род, скатились обратно в хаос, вместо того чтобы стремиться к естественности, организованности и целесообразности.
Природа — я выскажу противоположную точку зрения — это произведение Творца. И всё, что выходит из Его мастерской, действительно прекрасно. Закономерности, управляющие природой и миром с самого начала, являются Творческой волей. Что создано согласно этим закономерностям и что ими управляется, то красиво. Природа управляется ими, не иначе. И потому она прекрасна. Красота природы, как выражение Божьей воли, является доказательством Его мудрости, Его совершенства, высоко вознёсшимися над нашими потугами и, извините, глупостью. В течение долгого времени мы носимся с идеей, что не существует доказательств бытия Бога. Безусловно, ни один прибор не может зафиксировать Бога, а космонавт Гагарин прославился высказыванием: «Я был на небе, но Бога там не видел». И всё же такие доказательства существуют. Это нельзя выразить математически, схватить руками, как топор, потому что это очень тонко, хрупко и распознаётся только внутренним ощущением: красота, гармония, очарование природы.


(из журнала “Svet Gralu”,
пер. с чешс.)
Окончание в следующем номере