И в горе, и в радости

И в горе, и в радостиОколо пяти лет назад я работала в книжном магазине, замещала на время учебного отпуска одного из продавцов. Как-то раз к нам в магазин заглянула пожилая женщина. Мы с ней разговорились. Она рассказала, как ей приходится воспитывать своего внука. Женщина была настолько дружелюбна, что начала давать нам, молодым, советы по воспитанию детей. «Самое главное, чему нужно научить ребёнка, — наставляла она, — это трём “со”: со-радованию, со-страданию и со-чувствию».
Я эти слова понимаю несколько иначе. Слово «сочувствие» я заменила бы словом «милосердие». Для меня сочувствие является поверхностным переживанием, милосердие же исходит из самого сердца.
К сожалению, не раз доводилось  наблюдать ситуации, когда всё складывается наоборот. Например, молодая женщина перевязывает своей приятельнице, плачущей от боли, сломанную руку. Она, быть может, произносит в эти минуты добрые слова, но лицо её не выражает ни капли милосердия, а улыбка словно говорит: «Я не чувствую твоей боли, поэтому я не могу серьёзно реагировать на твои слёзы». Конечно, такое отношение нельзя назвать скрытым злорадством, но и на искреннее сострадание это совсем не похоже. Скорее, подобное следует отнести к ложному сочувствию, прикрытому красивыми, приятными словами.
А бывает, человек дрожащим голосом рассказывает о болячках своего ребёнка, о проблемах своих родных, но при этом не способен в полной мере сострадать другим людям. Уместно ли говорить здесь о подлинном, искреннем милосердии, которое исходит от самого духа?..
Как принято в современном мире, «мои проблемы — это мои проблемы, а твои проблемы — это твои проблемы». Печально наблюдать, как люди равнодушно проходят мимо несчастного, нуждающегося хотя бы в искреннем сопереживании. Ведь человеку, находящемуся в жёстких земных условиях, прежде всего необходима духовная поддержка; ему важно знать, что он не один на один со своим несчастьем, что рядом есть некто, кто и в самом деле готов разделить с ним его беду.
Милосердие и сострадание — те качества, которые присущи далеко не каждому человеку. Мало кто в состоянии пережить боль постороннего, отдельно взятого человека как свою собственную, пережить духом.
Да и сорадоваться умеет не всякий. Приведу в пример случай, которому я стала свидетелем, ещё учась в школе. Был объявлен конкурс, в котором девочки проявляли все свои таланты: пели и танцевали, готовили, выполняли задания на смекалку и т.д. Я в нём не принимала участия, но наблюдала за тем, как две подруги очень сильно поссорились и долгое время не разговаривали из-за того, что одна из них заняла на этом конкурсе первое место.
В дальнейшем я не раз убеждалась, что иногда на сострадание способен даже враг, но не каждому другу дано искренне порадоваться успехам своего товарища. Да, он может демонстрировать радость криками и поздравлениями, но как часто это лишь игра на публику, внешнее проявление. А самого в эти минуты одолевают чёрные, злобные мысли: «Я ведь не хуже! Я тоже мог получить эту награду! Чем он лучше меня?!» Испытание сорадованием, мне кажется, сильнее, чем испытание состраданием.
Нам, людям, необходимо научиться искреннему милосердию, состраданию и сорадованию, идущими от самого духа.
В Послании Граля «В Свете Истины» я нашла замечательные  строки:
«И в этой области Иисус уже указал вам бесхитростный путь, неопровержимо ведущий к цели, ибо глубокая истина сокрыта в простых словах: “Возлюби ближнего своего, как самого себя!”
Тем самым Он вложил вам в руки ключ к свободе, к восхождению! Ибо непреложно истинно: то, что вы совершаете для ближнего своего, совершается вами в действительности только для самих себя! <…>
Вы обязаны давать ближнему своему всем своим существом, своей природой! И совсем не обязательно деньгами и имуществом. Иначе неимущие были бы вообще лишены возможности давать. И когда вы всем своим существом “отдаётесь” ближнему во взаимном общении, добровольно предлагая ему почёт и уважение, то в этом и заложена та “любовь”, о которой говорит нам Иисус» (т. I, докл. 7).
«Один-единственный процесс взаимодействия даёт начало многочисленным актам милосердия. Ибо при этом во все стороны разбегаются новые нити, связанные с обоими главными участниками событий. Эти нити, в свою очередь, несут в себе взаимодействие, укрепляя в одном месте, возвышая в другом, оказывая помощь в третьем, способствуя искуплению в четвёртом. Ибо милосердие и любовь суть единственные проявления всех Законов, сущих в Творении. Устремляясь ввысь, все они в конце концов сходятся в одном великом основном законе — Законе Любви!
Любовь — это всё! В ней и справедливость, и чистота! Этот триумвират нерушим. Они едино суть, и в этом единстве покоится Совершенство. Обратите внимание на эти мои слова.
В них ключ ко всем событиям в Творении!» (т. III, докл. 30).
Если бы каждый человек относился к окружающим его людям с подлинным состраданием, всей душой переживая чужую боль, то ни у кого язык бы не повернулся сказать дурное слово своим близким, рука бы не поднялась причинить физические и душевные страдания другим людям. Вот если бы так было, то жизнь в нашем мире была бы иной.