Мысль мелькнула в моей голове…

Мысль мелькнула в моей головеОщущения духа и мысли относятся к людским «деяниям», которые, как сказано в Откровении, после их смерти идут вслед за ними (14:13). Все они образуют эфирно-вещественные  формы, невидимые земным взором. Но мы можем, например, измерить электромагнитные волны, создаваемые мыслями.
Мысли возникают в результате деятельности переднего мозга, и именно они есть слагаемые рассудка, необходимого нам для земного постижения.
Мозг, являясь частью преходящего земного тела, с земной смертью прекращает функционировать, однако порождённые им мыслеформы продолжают существовать и следуют за душой усопшего человека. После смерти он совершенно неспособен пользоваться своим рассудком, и его место заступают другие средства взаимопонимания.
Итак, рассудок способен постичь лишь земное. Всё, выходящее за эти пределы, ему «непонятно». Поэтому нередко можно услышать: «Ум перед этим бессилен» или «Это выше моего понимания». То есть как только речь заходит о сверхчувственных, внеземных вещах, которые находятся в сфере духовного постижения, рассудок пасует. Только дух, освободившийся от своей земной оболочки, со своим ощущением, или внутренним голосом, продолжает жить в потустороннем мире.
Принципиальная разница между происхождением мыслей и происхождением ощущений нашла отражение и в нашем языке. Мысли всегда связаны с мозгом. Когда мы «что-то обмозговываем», обдумываем либо когда «у нас масса идей в голове», то это значит, что нам необходимо выполнить много мыслительной работы.
С другой стороны, для выражения ощущений духа мы используем слово «сердце». Первоначально под сердцем понималось солнечное сплетение. Однако это не совсем так. Излучение духа через солнечное сплетение передаётся к сердцу, вследствие этого часто создаётся впечатление, что проявления его вызываются именно в сердце. Мы, например, принимаем что-то «близко к сердцу», делаем что-то «от всего сердца», «получаем занозу в сердце», когда чувствуем болезненное ощущение, или у нас «печаль гложет сердце».
Таким образом, в нашем языке имеется немало скрытых ссылок, которые указывают на то, что является первоначальным.

(из книги «Взгляд в иной мир»,
пер. с нем.)