Шариков или Преображенский?

Шариков или Преображенский?Этот вопрос был поднят в передаче «Культурная революция», главной темой которой была ответственность творческой личности за результаты своего творчества.
Итак, Шариков или Преображенский? Какому из этих двух человеческих типов отдали бы мы предпочтение? Оппонировали друг другу главные герои передачи — народные артисты России, актёр и режиссёр. Актёр говорил больше о «высоких материях», об ответственности человека перед Богом и людьми, о нравственных принципах. Аргументы же режиссёра были куда проще и, пожалуй, понятнее собравшейся аудитории.
«С кем из них предпочли бы вы встретить Новый год?» — слегка улыбаясь, спросил у слушателей режиссёр — и для большинства из них дилемма была практически решена. Ну кто из нас захотел бы провести праздник с неотёсанным и грубым пьяницей Шариковым вместо образованного и обаятельного сибарита Преображенского? Одно только его знание о том, как правильно пить водку и закусывать её, в прямом смысле слова завораживает, отодвигая на задний план все остальные аспекты этой довольно-таки непростой проблемы, хотя мнения высказывались, конечно, разнообразные.
Жизнь наша, однако, не сводится к встрече Нового года, и поэтому вряд ли правомерна попытка такого несерьёзного упрощения даже с чисто житейской точки зрения. Ну встретили мы в компании приятных людей Новый год, провели время вроде бы интересно и содержательно, а дальше что? Мы ведь не задумываемся над тем, что каждый из этих людей может своей повседневной деятельностью как-то повлиять и на нашу с вами жизнь. А зря.
Профессор Преображенский в повести Булгакова — художественный образ гениального учёного, знающего себе цену и работающего «ради науки». Ну и разве плохо? — спросит читатель. Ответ далеко не однозначен. Когда человек работает исключительно ради науки и именно наука является для него высшей ценностью, это в любом случае плохо. И даже если сегодня он исследует действительно значимые для жизни людей вопросы, то завтра может поставить себе цель создать человеко-робота (фантасты уже давно лелеют эту идею), а его научный собрат — задумать новое оружие, способное уничтожить миллионы людей. Быть может, с точки зрения «учёных сухарей», эти вопросы и представляют определённый интерес, но для каждого отдельного человека и человечества в целом ничего, кроме вреда, от этих исследований не будет.
Творческая личность должна сознавать свою ответственность за результаты своего творчества и своих исследований. Ответственность эта велика — перед Богом, перед людьми и перед самим собой. Если человек не руководствуется в своей деятельности высокими нравственными императивами, а ставит на первое место «чисто научный интерес», то результат может оказаться непредсказуемым. Эксперимент с Шариковым тому яркий пример. Недаром Булгаков в своей повести заставил-таки профессора «исправить» свою ошибку — он прекрасно понимал, чем может закончиться бездуховная интеллектуальная деятельность.
Он-то понимал, а вот мы, современные люди, далеко не всегда отдаём себе в этом отчёт. Однозначный выбор подавляющего большинства участников передачи (в основном людей, занимающихся научным и художественным творчеством) в пользу Преображенского говорит сам за себя. А ведь это лучшие представители нашего российского общества! Но даже они не подумали о том, что пренебрегающий нравственностью учёный, подобный Преображенскому, может принести обществу непоправимый вред. Что же тогда говорить об обыкновенных людях, если даже творческую интеллигенцию вопросы нравственности в научных исследованиях мало заботят?
Вывод из всего этого неутешительный. Похоже, большинство из нас ориентируется не на те ценности, и такая ориентация не приведёт наш народ к духовному развитию и нравственному совершенствованию. Единственно возможный здесь исход — деградация человеческого духа. Устраивает ли нас такая перспектива? Если нет, то и власти, и общественность должны приложить все силы для изменения ситуации, а именно создать условия, при которых безнравственные поступки не только бы осуждались, но и в ряде случаев преследовались по закону. Эти условия могут послужить определённым стимулом к внутреннему изменению каждого из нас, а значит, к оздоровлению нашего общества в целом.