Умереть нерасчленённым

Умереть нерасчленённымВ книге «Умереть нерасчленённым» автор и издательница Гизела ЛЕРМАНН критически высказывается против трансплантации органов в медицине. Разговор с госпожой Лерманн состоялся в редакции журнала “GralsWelt”.
GW: Госпожа Лерманн, как вы пришли к актуальной теме трансплантологии?
L: С темой трансплантологии я столкнулась благодаря знакомству с читателем газеты «Frankfurter Allge-meinen Zeitung» г-ном Динером Эммерлингом.
GW: В вашей книге есть впечатляющий эпизод, где господин Эммерлинг описывает, как ему удалось пообщаться со своей умершей женой незадолго до её переселения.
L: Да, и мне удалось привлечь многих известных личностей, которые очень критически высказались по поводу медицины трансплантологии.
Эта тема и раньше интересовала меня, ведь я выросла в семье врачей. Я познакомилась с людьми, интенсивно занимающимися проблемами трансплантологии, и пообщалась с некоторыми из них. Чем глубже погружалась я в тему, тем критичнее настраивалась. Сейчас при мне всегда записка, в которой я запрещаю изъятие органов из своего тела.
GW: Те, кто занимается медициной трансплантологии, должны осознавать, что она не может быть признана праведной ни с общепринятой, ни с критической точки зрения. Какие, по вашему мнению, наиболее убедительные аргументы у защитников трансплантологии?
L: Не говоря уже о том, какие большие деньги извлекает из этого фарминдустрия и сами врачи, попробуем представить себе, сколько стоит один трансплантируемый пациент. Конечно, в качестве главного аргумента медицины преподносится любовь к ближнему.
И безусловно, всегда найдутся люди, получившие орган и живущие с ним, которые скажут: «Без операции я бы уже умер». Так что здесь нельзя всё безоговорочно отметать. Но при этом нужно думать и о людях, чьи органы изымают.
GW: Для тех, кто не знает истинных взаимосвязей, слова о любви к ближнему, конечно, убедительны. В вашей книге говорится: «Трансплантация органов должна быть разрешена только с абсолютно свободного волеизъявления жертвователя».
L: Да, и это означает, что у детей органы не должны изыматься, так как они ещё не могут быть полностью свободными в своих решениях.
GW: Переживали ли вы нападки после выхода своей книги?
L: Я лично немного, но раздаются резкие голоса, которые очень изнуряют авторов. С их аргументами иногда вообще невозможно спорить. Они просто обсуждают компетенцию людей, не имея возможности ничего сказать по теме. Например, говорят, что он или она не врачи и тому подобное.
Беседовал Вернер ГУЕМЕР
(из журнала “GralsWelt”,
пер. с нем., печ. с сокр.)

Цитаты из книги
Медицина трансплантологии нуждается во внутренних органах человека. Принято думать, что она «полезна», так как ничему не даёт пропадать. Что она «дарит» новую жизнь, когда прежняя уже потеряна, и пользуется смертью, чтобы «спасать жизнь». В действительности она превращает человека в телесную колонию, которая — для целей медицины трансплантологии — должна быть разрезана, распродана и использована. Здесь открывается её каннибальский характер. Ведь ценная вещь находится не где-нибудь, а в нашем теле, мы живём с ней! А наша жизнь несёт индивидуальный отпечаток, она неравна другой. Индивидуум думает, что он неделим. Медицина трансплантологии создала новое существо — «двуидуума».
Гизела ВУТТКЕ

Смерть мозга ещё не смерть человека. Она суть начало жизни по ту сторону нашего представления о мире. Я видела нескольких пациентов с диагнозом «смерть мозга», и о каждом у меня свои воспоминания. Многие выглядели так, будто в них ещё теплилась жизнь: у них была розовая кожа, они были тёплыми. Другие из-за больших энергетических затрат должны были поддерживаться тепловыми инъекциями и инфракрасными приборами, чтобы не остыть.
Один пациент был доставлен на нашу станцию интенсивной терапии. Его тело было бездыханно, в нём не чувствовалось жизни. Только дыхательный аппарат прогонял кислород через его лёгкие. Его срочно доставили в хирургию для эксплантации. Я спросила у ассистента анестезиолога, что стало с органами этого пациента, и он ответил, что их изъяли, но они оказались уже в непригодном состоянии. Воистину, смерть нельзя использовать для изъятия органов.
Лилиана СИТАР, медсестра

Пересадка печени моему мужу длилась двенадцать часов. Никто не предупредил его, сколько времени предстоит ему провести в больнице после трансплантации, сколько медикаментов он должен будет принять (от шести до семи с половиной тысяч евро в денежном исчислении ежемесячно), а также о том, насколько мало здоровья останется у него после пересадки и что ему придётся постоянно жить в страхе смерти от отторжения или инфекции. Знай мой муж всё это заранее, он бы очень серьёзно подумал, прежде чем соглашаться на трансплантацию.
Герда ЕССЕР

Медицина трансплантологии по большому счёту эстетически и морально опустившаяся часть современной хирургии и медицины.
Андреас ЦИГЕР, д-р медицины,
Нейрохирург