Поиски счастья

Ris1-1«Желаем счастья в Новом году!» Бесчисленное количество раз произносят и пишут эти слова перед каждым наступающим годом. Но о чём при этом думают? Не должен ли прежде всего каждый знать, в чём заключается счастье, если он хочет, чтобы его слова имели смысл? Однако если спросить кого-либо о сущности счастья, как правило, ответа не будет. 
А если и ответят, то скорее всего это коснётся материальных вещей. Тот, кто под счастьем подразумевает здоровье, уже тем самым считает, что за проявленную скромность достоин награды — философского камня; тот, кто видит счастье в довольстве, не сознаёт, что это как раз и есть завлекающий смертельный яд инертности.
Счастье... Слово без конкретного смысла, туманное, расплывчатое понятие. Но большинство людей об этом просто не задумываются. Весело празднуют они новогоднюю ночь. Даёт ли скачок цифры в счётчике времени для этого повод? Не становится ли особенно ощутимым в эти часы тайный страх перед неизвестностью утра? Не стоит ли за всеобщим стремлением к безудержному веселью древнее стадное чувство? Является ли новогодний восторг, треск хлопушек и петард выражением настоящей радости или, как и когда-то, лишь средством отогнать демонов и злых духов?
Демоны — это порождения людей, образы, сформированные силой их мыслей. А злые духи — это связанные с землёй души, которые хотят удовлетворить свои низменные стремления через подобные им по роду ощущения живущих ныне людей. Так что люди боятся главным образом самих себя. И разве безосновательно? Наступление Нового года — это повод для подведения итогов. Как человек построил свой мир? Миллионы лет были даны для того, чтобы благодаря приходу человеческого духа всё на Земле достигло высшей эволюционной зрелости. А в результате Земля заболевает от человека, как от вредного вируса, и всё меньше способна давать населяющим её существам здоровое окружение. Отравлены почва, вода и воздух. Человек накапливает вредные вещества в своём теле, даже материнское молоко, по последним данным, заражено. Описывать подробности бессмысленно. За последние несколько лет они ужасающе буднично вошли в наше сознание и умножаются ежедневно. Тем не менее повсюду продолжается разрушение естественного равновесия, сооружаются атомные электростанции, несущие угрозу не только сегодняшнему дню, но и далёкому будущему, несмотря на бесконечные заверения в их безопасности. Почему всё так? Только потому, что человек не готов возвратиться даже к тому образу жизни, который казался терпимым ещё несколько десятилетий назад.
Ростом экономики называется сегодня тот идол, в жертву которому приносится всё. Ещё ни одно поколение не грешило на Земле так бесстыдно и безоглядно, как нынешнее, которое довело хищническую эксплуатацию её сокровищ до предела и только для удовлетворения собственных желаний бесцеремонно сделало заложником будущее всего человечества. 
Проведённый учёными несколько десятилетий назад компьютерный расчёт исходил из того, что человек, управляя, должен принимать только верные решения, чтобы противостоять возможным кризисам. Однако научный сценарий не «сработал». Несмотря на усилившиеся катастрофы, голод и их убийственные социальные аспекты, всё остаётся по-прежнему, так как никто не готов пожертвовать прибылью или «прогрессом», даже если бы это было единственным спасением. Стоя перед выбором — погибнуть или решиться, те, кто несёт ответственность, бездумно следуют первым путём.
Стоят ли достигнутые блага, большей частью бесполезные, той цены, которую мы платим? Сделали ли они насПоиски счастья счастливее? Облегчили ли нам жизнь? Напротив! Сегодня человек ещё более одинок в застывшем, однообразно холодном, закованном в сталь и бетон мире без красоты, которая радовала бы глаз. Игра форм, которые произвела природа, отступает перед пустой, мертвящей прямолинейностью. В городах неминуемо сопровождает человека грохот отбойных молотков, катков и механизмов, рёв и визг строительных машин. Человек безжалостно зажат на том жизненном пятачке, который ещё оставили ему машины, котлованы, ограждения, запреты. У него, терзаемого стрессом, нет времени на что-то другое. Человек, «униженный до номера», разложенный на части — потребности и функции, утратил в электронном мире свою целостность, своё духовное бытие. Подвигаемый далее на конвейере автоматизации, которая заняла место человеческой встречи, он превратился из имеющей значение личности в объект тех учреждений, которые стремятся властно подчинить его, чтобы он их обслуживал и ждал, когда они позволят ему удовлетворить собственные жизненные потребности. В и без того шаткие отношения между людьми вкралось подозрение. Бешеная реклама, где информация и советы лишены ясного смысла помощи, целенаправленно расправляется с остатками доверия. Человека вынуждают проявлять недоверие ко всему, чтобы не быть одураченным. Не только корысть стремится извлечь выгоду из чужих трудностей, но и безразличие к своим обязательствам порождает ответную реакцию — постоянный контроль и защиту. Всё меньше становится тех, кто из чувства долга и ответственности старается сохранить прогнившее устройство общественного порядка. Но там, где права определяются не исполнением долга, а властными целями различных объединений, усилия и ответственность лишаются смысла.
Вместе с этим пропадает и радость труда. Апатично погружается человек в инертность или в насилие, чтобы найти там то удовлетворение, которое он не получает в другом месте.
В результате с неистовой быстротой растёт преступность, рушатся безопасность, порядок и право, отступая перед неприкрытой силой. Ни один день не проходит без взятия заложников, без того, чтобы где-нибудь на планете люди не гибли от бомб. Во всём мире вымогательство стало средством достижения цели. И во время тотального разрушения устоев героем общества становится преступник-психопат, чьей отчаянной извращённостью упиваются в фильмах и телепередачах.
В этом напичканном оружием мире, в котором насилие разрастается всё более дико, фантазия авторов всё легче превращается в реальность. Ядерные физики уже говорят, что даже грамотный дилетант сможет производить атомные взрывные устройства, если достанет расщепляемый материал, а из новостей мы со страхом узнаём, что обеспечение его сохранности практически невозможно. Как долго это может продолжаться? До каких пор экстремисты будут усиливать террор?
Так что же остаётся человеку в этом мире, становящемся всё более ядовитым, безобразным и опасным? Может быть, деньги — чтобы с их помощью смириться с разрушением и несправедливостью? Однако их стоимость зависит от многих обстоятельств. И в условиях, когда валюты шатаются, банки закрываются, экономика переживает бесконечные кризисы и всемирная инфляция изнутри неудержимо разъедает идолы богатства, хрупкость денег становится абсолютно очевидной.

(из книги «Путь и цель»,
пер. с нем.)
Окончание в следующем номере