Поиски счастья

Поиски счастья*Окончание. Начало в «МГ» № 1.

Где же счастье, которое ищет каждый? Во власти? В высоком статусе? В уважении?
В славе?.. Но не дрожит ли ежедневно власть за своё положение, окружая себя недоверием и силой? Не ликуют ли сегодня одни, а завтра другие?
А если отойти от «внешней стороны» жизни и заглянуть вглубь? Но нет, и здесь ждёт разочарование! Где же они, некогда общепризнанные нравственные ценности: самоотверженность, мужество, верность, скромность, чистота, чуткость, смирение, самообладание? Где то мерило, которое позволяло разделять добро и зло, правду и ложь? Как критерий истинности оно поставлено под сомнение всей жизнью, вывернутой наизнанку. Сегодня упадок и примитив подаются как прогресс. Стержень развития человечества выдернут и больше не может служить ему опорой…
Этот процесс всеобщего разрушения ценностей не обошёл и любовь. То, что превращается в сексуальные отношения, в конечном итоге лишает человека последнего убежища, в котором он, благодаря своей способности к тонким переживаниям, мог бы укрыться на краткий миг от пустоты этого рассудочного мира.
Только чистая любовь способна творить чудеса, то, что выходит за рамки обыденной жизни. Но в холодном свете, который разрушает чары её волшебного царства, она теряет своё главенство и робко прячется.
Что же выиграл человек, сбросивший вуаль стыда со своих чувств? Голое знание о работе органов. Теперь он всё знает — как ребёнок, который разобрал игрушку, чтобы узнать, как она работает. Но, сведённая к механическому и лишённая таинственности, игрушка теперь никогда не станет такой, какой была. Очарование тайны сменится пресыщением. Из очистительного потока духовного желания связи с любимым сексуальность превратится в грязную трясину. И молодежь, с её «деловым» подходом к функциям организма ещё до их осознания, никогда уже не сможет пережить ту чистую тоску, которая, благодаря естественности, преображается в волнующую неизвестность.
Итак, большинство людей сегодня оказались внутренне пустыми, без помощи в становящемся всё более враждебным мире. И хотя об этом постоянно говорят, бурно обсуждая и принимая множество решений, однако затем происходит нечто прямо противоположное. И всё из-за того, что человек не хочет принимать во внимание Законы Творения, которые властно требуют их соблюдения. В том числе и там, где человек полагает, что сможет добиться своего.
В результате он, подобно ученику чародея, пытается изгнать духов, которых сам же и призвал, но не в силах это сделать, так как не знает языка мастера и не желает его учить. С каждой попыткой избежать опасности человек вызывает только новые. Преследуемый всадниками Апокалипсиса, дыхание лошадей которых уже совсем рядом, он чувствует своё бессилие. Он хотел бы убежать – но куда?!
Алкоголь и наркотики только на время способны увести в мир иллюзий, но с каждым «возвращением» из него реальность предстаёт ещё более тягостной. Даже те, кто прячется в веру, должны бояться «ухватиться за пустоту»: там, где ответ на вопрос, что есть истина, расплывчат и неопределёнен, нельзя ожидать истинного руководства и стабильности.
В то же время «застывшие в догмах», отрицая новое (как, например, при целибате), действуют против Воли Творца. Они хотят успокоить и вновь завоевать потерянную толпу приверженцев демократией и современным образом действий. Так, церкви, вместо того чтобы осуществлять духовное руководство паствой, все усилия направляют на то, чтобы верно угадать дух времени. Однако тот, кто имеет настоящую веру, знает: Воля Бога незыблема. Она не изменится в угоду нам. Вечное даёт то, чего не могут предложить церкви, требующие веры в абсурдное.
Таким образом, незавершённый поиск истины становится почвой для оккультизма, который утверждает, что за этим искажённым миром открывает другое измерение. Однако и здесь заложены невидимые мины, не позволяющие «беженцам» легко прийти к ясности. Шарлатаны раздувают важность банальных открытий, порождая, вследствие непонимания, новые опасности. А земной рассудок с нетерпением ожидает этого, чтобы использовать для дальнейшего порабощения человека. Таким образом, предлагаемый путь к свободе на самом деле только усиливает зависимость.
Есть ли какой-то выход? Со всех фронтов науки, будь то экономика или экология, социология или психология, техника, медицина, звучат сигналы грядущей катастрофы. Повсюду мы наталкиваемся на границы. По причине взаимосвязанности всех жизненных аспектов серия этих ударов угрожает превратить наш мир в руины. Его крушение становится всё очевиднее — в наблюдаемых повсеместно и повседневно насилии, нужде и хаосе. Даже те, кто закрывает на это глаза, ощущают предупреждающий страх. И тем не менее в канун Нового года не перестают твердить о счастье, шаблонно желают его ближнему, не задумываясь о сомнительности того, что принято считать счастьем.
Мы должны научиться размышлять над значением слова счастье. Так как стремление к нему с древности является потребностью человека. Это глубоко укоренилось в нём и определяет всё его поведение. Могут ли мощные законы природы действительно требовать от нас такой глупости — неутомимо стремиться всю нашу жизнь к счастью, о котором мы сами же и говорим, что оно хрупко как стекло, и которое сравниваем с птицей: стоит ей вылететь — и уже не поймаешь. С другой стороны, не учит ли опыт, что ничто не переносится так трудно, как непрерывная череда прекрасных дней?
Мы боимся потерять то, что проявляется как счастье, и одновременно осознаём его мимолётность. Это внутреннее противоречие должно бы заставить нас задуматься. Может ли наслаждение мгновением быть целью всего нашего существования, если достижение этой цели, через преодоление всех забот и препон, обернётся её противоположностью — привычкой?
Переживание счастья, которое стремятся ухватить, является лишь блуждающим огоньком. Вспыхивая то здесь, то там, он не может освещать путь: ему не хватает постоянного свечения. Но то, чего мы требовательно касаемся, ослабевает – как статическое электричество, которое хотя и сыплет искрами, однако быстро теряет своё напряжение, если мы не заботимся сами о новом притоке света. Так и радости мира оживотворяются лишь нами самими: радость, которую мы несём в себе, они отражают и укрепляют по роду своему. Как ни странно это звучит, но мы должны быть счастливы уже тем, что можем черпать из окружающего мира такое счастье, которое не оказывается вскоре обманом.
Откуда же может возникнуть это ощущение счастья, которое уже сейчас должно наполнять нас? Из каких источников оно берётся, если вокруг всё так зыбко, и не только материальные блага, но и духовные ценности ускользают из рук?
Как раз этот процесс, ставящий под сомнение всё, во что мы верили как в силу, которая нас удержит, откроет нам путь к познанию истинного счастья. Посредством крушения всего того, чему человек в своём заблуждении был предан, жизнь вынуждает его увидеть наконец подлинную цель своего стремления. Ведь стремление к счастью, которое живёт в нас, это не что иное, как неутолимая тоска духа по своей высокой родине. Ощущение говорит ему, что именно там есть для него исполнение. Это естественное стремление к восхождению человек исказил, превратив в чисто земное, в котором он всё больше преимуществ предоставлял рассудку – инструменту, предназначенному только для земного бытия. Теперь он беспокойно ищет утерянное понятие счастья, но движется в ложном направлении.
О том, что стремление к счастью праведно, говорится в Послании Граля: «Вы, земные люди, пребываете в этом Творении, чтобы обрести блаженство!» (Т. I, гл. 33) Однако «обретение блаженства» – цель, которая лежит в конце пути сквозь Творение. Тот, кто хочет найти, должен начать искать. Поиск, который мы должны расширить, чтобы приблизиться к счастью, может быть только поиском Бога. Его необходимо познать прежде всего по Его непрерывному действию в земном мире, который является первой ступенью в нашем духовном восхождении. Здесь, на земле, встречаются и изливают свои силы Свет и тьма. Мы должны своим ощущением научиться различать их. Этот идущий вразнос мир сеет во многих людях сомнение в Боге, который якобы не может допускать такое. На самом деле люди дрожат перед собственным отражением, поскольку они сами, обладая свободной волей, так испортили мир. Плоды, которые им предстоит пожать, созревают для них согласно законам Бога. Осознание этого откроет выход из созданной ими самими коллизии, врата к духовной свободе, к счастью. И это счастье с каждым днём будет расти, поскольку в последовательности событий, во всеобщем бытии мы будем узнавать скрытые взаимосвязи — иными словами, всеобщий Закон, который, незримо управляя, стоит за ними. Этот Закон – «язык» Бога, на котором он объявляет нам Свою Волю, а потому единственно возможный путь приблизиться к Господину всех миров – научиться понимать его.
Мы постоянно встречаемся в повседневности с действием Законов Творения. Необходимо открыть наши духовные глаза, чтобы узреть в проявлениях этого мира Волю Бога, которой человек, будучи духовным существом, полностью подчинён. «Язык Господа» окружает нас со всех сторон, в любой миг готовый дать нам указание. Тем самым мы постоянно одариваемся теми отнюдь не утраченными ценностями, из которых каждая является поворотным пунктом на пути к Богопознанию. На этом пути радость следует за радостью, так как всё встречаемое нами мы рассматриваем вновь и вновь как Его проявление, и каждое событие, каждое существо, которое своей живостью действует на нас, разделяет эту Силу Бога. Чувствуя эту Силу, мы связаны со всем Творением как частицы его вечной гармонии, свободной от человеческих заблуждений. Радостно принимая и благодарно возвращая, перекидывается луч сверху вниз, распространяя радость и счастье. Впитывая его, человек может действовать в окружающем мире, вибрируя в знаке живой Божественной Истины — Кресте, и являясь как бы его крохотным отображением.
Именно в этом смысле нужно понимать пожелание друг другу в Новый год «большого счастья». Те, кто нашёл это счастье, могут, ликуя, произносить слова, который даровал нам Абд-ру-шин для молитвы: «Мы стоим в Свете, в Твоём Творении и знаем о Тебе, о, Творец Мироздания».

(из книги «Путь и цель»,
пер. с нем.)