Не помнящий родства

Мысли вслух
Последнее воскресенье Масленицы, Прощёное воскресенье. Выслушав по телефону массу просьб о прощении, искренних и не очень, прочитав все эсэмэски об этом же, мы сели за стол завтракать блинами. Съев последний блин и напившись чаю, начали неспешный разговор.
Я вспомнила свою молодость, когда собирались на Масленицу, чтобы лишний раз повеселиться, лицемерно просили друг у друга прощения, под рюмку вина и закуску блинами пели песни и даже пускались в пляс.
Бытовало мнение, что Масленица — праздник языческий. Никто нас тогда в его смысл не посвящал, и все считали, что это проводы зимы, языческий обряд, из которого мы, люди «прогрессивные», выросли. А то, что Масленица — подготовительная неделя к Великому посту перед Пасхой, что цель её — примирение с ближними, прощение обид, внутренняя подготовка к покаянию перед Богом, что это время, которое нужно посвятить общению с родными и друзьями, добрым делам, нам никто ничего подобного не объяснял. Так и получилось, что из язычества мы вышли, а до христианства не дошли. Так и жили, как сказала бы моя бабушка, «нехристями».
Нашим лозунгом в то время было: «Мы наш, мы новый мир построим». Построили, а он оказался мыльным пузырём. В итоге и старое забыли, и нового ничего хорошего не сделали.
Тут младшая дочь вспомнила стихотворение Владимира Кострова:

Не как фольклорная подробность,Не помнящий родства

Как вызов против естества,
Был в русской жизни
Страшный образ –
Иван, не помнящий родства.

Ни огонька,
Ни поля чести,
Ни проливного бубенца,
Ни доброй памяти,
Ни песни,
Ни матери
И ни отца.

Тут не увечье,
Не уродство,
Не тать — рука у топора,
А сердца вечное сиротство
И в светлом разуме дыра.

И в ближней стороне,
И в дальней,
В часы беды и торжества
Нет участи твоей печальней,
Иван, не помнящий родства.

После завтрака мыла посуду, под шум льющейся воды так же неспешно текли мысли. Как точно сказано: Иван, не помнящий родства. Мы жили так почти все — Иванами, не помнящими родства.
Эти строки побудили меня обратиться к энциклопедии, где даётся объяснение.
«Иван, не помнящий родства» — чисто русское выражение, уходящее корнями в нашу историю, от роду ему лишь несколько сотен лет. В переносном смысле так называли людей без всяких традиций, ко всему равнодушных, не уважающих обычаев предков и отрёкшихся от своего окружения, людей беспринципных, неблагодарных, легко забывающих сделанное им добро, и тех, кто не знает и не желает знать своей истории, культуры, своих истоков…
Каков бы ни был конкретный смысл, прозвище дано обладателям самого «русского» имени. Откуда же взялись эти Иваны?
Пошло это выражение от каторжан. Бежавшие с каторги люди, попадая без документов в руки полиции и желая скрыть своё прошлое, все как один именовали себя «Иванами», а на вопросы о родичах отвечали, что «родства своего они не помнят». Вот и записывали их в полицейские протоколы «Иванами, родства не помнящими».
Так и мы, целое поколение, выросли невежественными людьми, не желающими знать ровным счетом ничего о собственном происхождении, цели своего существования и предназначении. Да что говорить, многие из нас не помнили и не интересовались даже ни своими дедами-прадедами, ни верой, ни семейными обычаями, не уважали традиций, не гордились семьёй и страной.
Как хорошо, что в своё время я встретилась с Посланием Граля «В Свете Истины». В нём простым языком написано, кто мы, откуда и куда должны возвратиться:
«Человек погружается в Творение в виде духовного зародыша. В этом зародыше заключено всё необходимое для развития личностного сознания дитя Божьего. Но при этом предполагается, что человек сам примется за развитие этих задатков, не давая им зачахнуть» (Т. II, гл. 22).
«Когда Творение, то есть Рай, покидают духовные семена, следуя самостоятельно избранному ими порыву, чтобы отправиться в странствие по Мирозданию, то, само собой разумеется, можно образно сказать, что это дети покидают родной дом, отправляясь на учёбу, чтобы затем, достигнув полной зрелости, возвратиться домой» (Т. II, гл. 68).
«Он отправляется в путь как бессознательный, не несущий ответственности зародыш. Он возвращается как отдельная сознательная, а тем самым и ответственная личность, если… не заблудится и не застрянет на пути сквозь Вещественность, необходимом для его развития, но воскреснет из неё как полностью осознавший себя человеческий дух. Исполненный радости, он вновь вознесётся из Вещественности навстречу вечной, лучезарной части Творения» (Т. II, гл. 52).
Человек, не понимающий, откуда он вышел бессознательным духом и куда он должен возвратиться в конце своего жизненного пути, подобен былинке, которая, не укрепившись корнями в почве, не покрывшись побегами, качается в ненастье под дождём и ветром, иссыхает от палящих лучей солнца и в конце концов отрывается от земли и превращается в пыль, а ветер разносит то, что было когда-то растением.
Чтобы не рассыпаться в прах, как та былинка, каждому из нас необходимо познать самого себя и воспользоваться тем, что предоставил в наше распоряжение Бог, таким образом, чтобы оно могло расцвести, и тогда наша многострадальная земля станет подобной раю, где будут жить только радость, счастье и мир.
Надо лишь выполнять Законы Творения, и они будут способствовать нашему преображению, движению вперёд, давая защиту, избавляя от страданий, болезней и преждевременной смерти.
Исполнение Божьей Воли вознесёт нас «в Царство лучезарного Духа, где незамутнённая Премудрость Божья непосредственно является всякому в ликующем переживании и где жизнь и Богопочитание едино суть! Всякое дыхание, всякое ощущение, всякое деяние исполнены там радостного благодарения, а стало быть, и постоянной отрады. Там всё пронизано счастьем, там сеют семена счастья, поэтому и пожинают одно лишь счастье!» (Т. II, гл. 21)
И тогда можно будет с уверенностью сказать, что мы, закончив свою учёбу здесь, на земле, возвратимся в отчий дом, где нас давно ждут.
Татьяна ИВАШЕВСКАЯ