Способны ли мы понимать своих детей, или Не перемудрила ли наука?

Ris6-6Канал «Культура», как уже часто случалось, опять предоставил информацию для размышлений. На сей раз предметом обсуждения стал вопрос, вынесенный в первую часть заголовка. Дискуссия развернулась между представителями «научного» сообщества, в большинстве своём утверждавшими, что детское поведение непредсказуемо, и практиками — учителями, воспитателями и представителями культуры, которые придерживались другого мнения.
К сожалению, многие учёные и в самом деле считают, что детские поступки в значительной степени не поддаются пониманию и объяснению. Позиция эта, по всей видимости, связана с тем, что при своих исследованиях они принимают во внимание чисто материалистические факторы и не учитывают духовные и душевные аспекты. Но ведь именно эти аспекты играют самую главную роль не только в поведении, но во всём бытии человека. И если взрослый человек ориентируется зачастую на голос рассудка, то дети обычно поступают вопреки ему. Значительная часть из них руководствуется такими критериями, которые для взрослого человека находятся «вне логики», хотя логика такого типа оказывается явно односторонней. Человеку рассудка порой сложно представить, что выгода далеко не всегда стоит для ребёнка на первом месте и что действия родителей нередко кажутся ему неправильными, а иногда даже отвратительными. Ощущения ребёнка или подростка в тех или иных случаях подсказывают ему такие поступки, которые могут выглядеть как протестные, тем более что дух молодого человека ещё не готов взять руководство рассудком, то есть «оформить» разум. В результате протест принимает абсолютно гротескные формы. 
В отличие от учёных, воспитатели и учителя руководствуются не только рассудком, нередко в своих оценках и решениях они подключают интуицию, являющуюся производной от ощущения. Именно благодаря этому они зачастую гораздо лучше понимают детей и более правильно реагируют на их поступки. Недаром их представители убеждённо отстаивали своё мнение, которое с духовной точки зрения стоит значительно ближе к истине. Поэтому те из родителей, кто прислушивается к своему внутреннему голосу, обычно легче находят контакт с собственными детьми.
К сожалению, многие из нас забыли, что сами были детьми; наши чувства и ощущения того далёкого времени оказались вытеснены сиюминутными проблемами, роль которых в формировании личной судьбы каждого из нас по большому счёту просто смехотворна. В связи с этим взаимопонимание между родителями и детьми с каждым годом ухудшается. Этому способствуют и широко резвившиеся пороки нашего общества, такие как наркомания, курение, пивной алкоголизм среди молодёжи, ранние половые отношения. Знакомство со «взрослой» жизнью, к которому так стремятся дети и подростки, очень часто оказывается трагическим не только для них самих, но и для всего общества. Молодёжь уходит в свой мир, в котором взрослым нет места; они же со своей стороны, если хотят достичь лучшего понимания, должны, во-первых, стать примером для своих детей, а во-вторых, постараться как можно раньше сменить менторский тон на дружеское общение.
И в заключение. Одним из побудительных мотивов для написания данной статьи послужило выступление в передаче молодого, но уже часто мелькающего на телеэкране психолога, произнёсшего речь на птичьем языке*, настолько заумную, что мы с женой – два доцента, технарь и гуманитарий, – почти ничего в ней не поняли.
Неужели такой серьёзный и важный для всего общества вопрос, как взаимоотношения между родителями и детьми, не может быть рассмотрен «почеловечески», без привлечения псевдонаучных терминов? Ведь если человека волнует обсуждаемая проблема, то он постарается высказаться так, чтобы другие люди поняли его как можно лучше. Создаётся впечатление, что наука опять перемудрила, выработав множество неясных критериев и понятий, но, увы, так и не приблизившись к истине. В очередной раз подтвердилась правота слов Абд-ру-шина, назвавшего науку, пытающуюся поставить самоё себя во главу угла, «лоскутным одеялом».

*Птичьим называют язык специфического общения учёных различных специальностей, перенасыщенный терминами, понятными только коллегам. (Ред.)