Трансплантация - две стороны одной медали

Трансплантация - две стороны одной медали*Окончание. Начало в «МГ» № 6.

Воля тела
Медицина уже использует импланты — металлические шины, сердечные клапаны, искусственные суставы, сосуды, — хирургическим путём помещая их в тело человека. В этих случаях излучению живого тела противостоит излучение предмета. Между тем защитная реакция организма оказывается здесь гораздо менее выраженной, чем при трансплантации. На первый взгляд должно быть наоборот, ведь искусственные предметы иммунной системой должны распознаваться как чужеродные. Тем не менее вполне реально добиться того, чтобы импланты хорошо вживлялись.
Подобной толерантности со стороны иммунной системы для живых тканей или органов достичь нельзя. Это объясняется присутствием в каждой клетке невидимого заряда — её излучения. По сравнению с излучением искусственного предмета оно является гораздо более проникающим и сильнее влияет на излучение крови. В здоровом организме эти значительные отклонения в излучении отдельных клеток становятся сигналом для их ликвидации.

Жизнь в чужом теле
Когда будут преодолены последствия трансплантации для физического тела, вынужденного всё время бороться с «чужаком», а значит, постоянно ослаблять свой иммунитет, тогда на первый план выйдут серьёзные последствия для души. Своё духовное развитие в течение одной земной жизни человек может завершить только в собственном теле, которое должно для этого сохраниться неприкосновенным и в наилучшем состоянии. Только такое тело может создать излучение крови, правильно соединяющее душу человека с внешним миром. Посредством излучения крови душа человека действует на его тело, а посредством тела — также и на внешний мир. В обратном направлении она получает импульсы и силы для своего развития и сохранения. На физическом уровне этот здоровый обмен проявляется в ясном мышлении и возможности действовать по собственной воле. При любых отклонениях в излучении крови, например при болезни, человек теряет в той или иной мере контакт со своим телом, а с этим и возможность общения с миром для обоюдной пользы. Трансплантация вызывает насильственное изменение в излучении крови.
В этом смысле её можно рассматривать как искусственно вызванное заболевание. Чужой орган искажает излучение крови в организме хозяина. В итоге кровь, а с ней и тело уже не являются собственными!
Для человека это означает, что он перестал быть самим собой. До него доходят влияния, с которыми он не должен был бы бороться, потому что они не были частью его судьбоносного плана. И борьба эта отдаляет его от задач, которые он должен был бы решать. При этом получить поддержку и силу от излучения своего тела он уже не может. Такая болезненная связь позволяет человеку почувствовать и пережить много такого, от чего он был защищён излучением родного тела. Люди, подвергшиеся трансплантации и утратившие первоначальное излучение, на тончайшем уровне вещественности и в этом мире оказываются соединены с областями, которые прежде были для них чужеродными. Свою новую связь (которая гасит первоначальную) они переживают как изменение интересов, способностей и взглядов, так как их личности в психологическом плане открыты отныне совершенно другим качествам. Поэтому человек нередко становится безразличен к тому, чем долгие годы углублённо занимался. Хотя иногда может показаться, что человек без усилий приобрёл для себя нечто выгодное, но это лишь видимость. С ним останется только то, что он развил в себе при помощи собственной воли. По этой же причине может возникнуть и «контакт» с человеком-донором: трансплантация устанавливает родственность излучений, давая пережившему её невольно почувствовать внутреннее состояние донора, его страхи, тревоги, а также связывает с его мыслями и эмоциями, которые тот при жизни на Земле создал и которые с его смертью не перестали существовать. Более того, по этому мосту донор может легко приблизиться к реципиенту и искать возможность для своего проявления.

Это было, было…
Издавна главная цель врачей заключалась в сохранении человеку жизни. Когда же приближалась смерть, они заботились о том, чтобы уход из жизни был достойным. Различные виды погребальных обрядов соблюдают именно это достоинство, не позволяя мёртвое тело считать обычным материалом, поскольку ещё сохраняется его связь с человеком, которому оно принадлежало, и потому оно заслуживает части уважения, питаемого к умершему. Всё это, однако, изменилось с трансплантацией. Врачи больше не являются неоспоримыми хранителями человеческой жизни, так как требуют для трансплантаций живых человеческих органов. В больницах людям часто задают неприятный вопрос, готовы ли они пожертвовать собственные органы для своих смертельно больных родственников.

Смерть мозга – это действительно смерть?
Очевидно, что это не так. В угоду материализму между ядром человеческого существа и мозгом был поставлен знак равенства. Из признания этого неизбежно следует вывод: человек без мозга мёртв.
Если даже оставить в стороне тот факт, что существуют люди, которым врачи констатировали смерть головного мозга, а они вернулись к жизни, то остаются и другие реальности, на которые нельзя не обратить внимания. Человеческий мозг изучен ещё недостаточно, и функции некоторых его участков определены весьма приблизительно. В то же время под смертью мозга понимается прекращение всех функций мозга, которые можно измерить. Такое понимание основывается не на действительных фактах, а лишь на том, что может быть измерено и понято при нынешнем состоянии медицины. Не берётся во внимание и то, что из-за неполноты изученности проблемы любой прогресс в диагностике может полностью перевернуть сложившиеся представления. Очевидно, что наука непоследовательна и при взгляде на уже известные факты. Немецкие и японские исследования показывают, к примеру, что у некоторых пациентов, несмотря на смерть мозга, сохраняется нормальный уровень гормонов, производимых только в головном мозге. Следовательно, медицина выносит приговор, на который она не имеет права: в вопросах смерти нельзя действовать на основании догадок и гипотез, которым противоречат многие факты.
Смерть мозга, таким образом, не являясь критерием смерти, становится критерием для удаления органов. Человек отождествляется лишь с мозгом, и угасание электрической активности последнего, с точки зрения современной медицины, переводит человека в «разряд» умерших.

Соперничество за жизнь и за смерть
Другим следствием этой подмены является нравственное опустошение, которое состоит в том, что подвергается оспариванию до сих пор неоспоримое право умереть с нетронутым телом. Теряется уверенность в надёжной медицинской помощи до момента фактической смерти; уверенность в том, что врачи будут до последнего момента заинтересованы в исцелении, а не в изъятии органов. Испытывая потребность в донорах, врачи взывают к человеческой солидарности: «вы можете сохранить жизнь нескольким людям», «вы можете быть полезны даже после смерти»… Проще говоря, человеку внушается, что если он не пожертвует орган, то его ближнему придётся умереть, что он поступает как эгоист, цепляясь за тело, которое ему уже не может служить. Такие аргументы создают чудовищное моральное давление. Человека косвенно делают ответственным за чужую смерть. Он испытывает и вынужден преодолевать чувство вины, если в случае отказа обрёк кого-то на смерть. Допуская подобное давление на совесть невинных людей, общество опасно вмешивается в мораль. Тенденция эта разрушительна еще и потому, что затрагивает и другую сторону. В сознание больного подспудно внедряется: «Ты не получил шанса выжить, потому что ни один человек ещё не умер». Между тем смерть есть следствие болезни. Пути к болезни разнообразны, но человека всегда к ним приводит образ его мыслей, за который он сам и несёт ответственность. Неся груз ответственности за свои болезни и их последствия, человек должен думать прежде всего о себе, а не о совершенно чужих ему людях.
Этот так называемый «прогресс» в медицине разделил людей: одни должны опасаться психологического давления, которое должно привести к утрате ими права умереть в неразрушенном теле, а другим приходится опасаться того, что кто-то не умрёт вовремя. Так люди соперничают друг с другом за жизнь и за смерть. Всё это заставляет задуматься над вопросом: а медицина ли это?

Право на здоровье
Если человек хочет соблюдения своих прав, то он не должен при этом посягать на права других людей. Существование трансплантологии основано на незнании процесса умирания, незнании реальных прав и обязанностей человека по отношению к своему духу и телу. Одной из таких обязанностей является постоянная защита собственного тела, даже в момент земной смерти, когда душа человека, как правило, ещё несколько дней остаётся связанной с прежней физической оболочкой и любые манипуляции с нею в это время нарушают процесс умирания и причиняют человеку страдания. Поэтому одним из наиболее серьёзных вопросов является вопрос о предоставлении каждому человеку полной свободы в принятии такого рода решений. И обязательным предварительным условием является объективная информация и отсутствие принуждения. Поэтому общество не должно поддерживать усилия, цель которых — приобретение всё большего количества органов для пересадки. Следует принять меры, призванные удержать подобные претензии врачей на минимальном уровне. В противном случае создадутся условия, несовместимые со здоровым развитием самого общества.
(из журнала “Svet Gralu”,
пер. с чешс.)