Три перышка на счастье

Три перышка на счастьеВ конце года, в декабре, когда воздух вокруг наполнялся запахом мандаринов и предвкушением Нового года, он появлялся в её маленьком кабинете, стряхивал снег с ботинок, просил освободить стол и сделать чай с двумя ложками сахара. Устроившись поудобнее, доставал из портфеля калькулятор и стопку бумаг и, водрузив на нос очки, погружался в вычисления. Иногда он неодобрительно качал головой и цокал языком. И тогда её сердце замирало. «Опять не сойдутся цифры… Опять лишат новогодней премии... Надо быть более внимательной!» — ругала она себя.
И сегодня проверка продолжалась целый день. Не отрываясь от цифр на бумаге, проверяющий иногда прихлёбывал уже остывший чай.
Когда свет за окном стал оранжевым от уличных фонарей, он отложил в сторону кипу справок, счетов и попросил её зайти. Замирая от предстоящего разговора, она зашла в кабинет и села на краешек стула. Он посмотрел на неё долгим, внимательным взглядом, в котором читалась не то жалость, не то недоумение.
— По итогам прошлого года, — начал он, — вам были выделены немалые средства, которые вы потратили на… — он заглянул в отчёт, — на следующие статьи: «жалость к себе», «мысли о том, что вы лучше, чем есть», «раздражительность», «невнимательное отношение к людям», «нежелание меняться к лучшему», «нежелание работать над своим характером», «недовольство по поводу поведения окружающих».
— Но… — хотела возразить она.
— При этом, — продолжал проверяющий непреклонным голосом, — вы превысили расходы по следующим пунктам: «негативное отношение к миру», «самобичевание», «поиск недостатков в других», «соглашательство с людьми в ущерб делу», «неумение быть счастливой».
Он поднял на неё глаза, словно ожидая ответа, помолчал и перевернул страницу.
— Вы отдаёте себе отчёт, что если вы и дальше будете превышать расходную часть, то скоро придётся ввести новые расходные статьи: «горе», «несчастье», «нужда» и «болезнь»? А доходы вы сможете получать только по статье «жалость окружающих». Да и доходами это трудно назвать, так, жалкие гроши… — устало вздохнул он. — Кроме того, Управление, — при этих словах он поднял глаза к потолку и заговорил чуть тише, — собирается и вовсе сократить эту статью расходов.
— А как же мы? — обеспокоенно спросила она. — А как же я? Как же мы жить-то будем?..
— Управление считает, что будете жить хорошо, — не допускающим сомнений тоном заключил проверяющий. — Хотя, глядя на вас, я бы не был так в этом уверен.
Он что-то ещё пробормотал себе под нос. Наверное, это что-то касалось Управления и совсем не касалось её.
— А на что же тогда будут выделяться средства?! — попыталась возмутиться она.
Он порылся в бумагах и извлёк маленький белый листок.
– «На радостную благодарность за жизнь», «на мир и гармонию с собой и окружающими», «на милосердие и сострадание», «на прощение» и… «на любовь», — закончил он. — Сколько у вас потрачено на эти статьи в прошедшем году?
— Десять процентов от всех выделенных средств… — прошептала она.
— Вот и у меня получается, что только десять процентов! А как вы собираетесь осваивать выделенные средства, если другие статьи будут упразднены? — он строго посмотрел на неё.
– Не знаю… — она заплакала. — Я не умею тратить эти средства на другое. Я привыкла так жить. Я лучше уволюсь.
— А вот это ещё рано, — возразил проверяющий. — Да и не вам решать — увольняться или нет. Это как Управление решит, так и будет.
И с этими словами он протянул ей какую-то бумажку.
— Вот вам номер телефона. В начале следующего года пойдёте на курсы повышения квалификации; там вас научат, как правильно тратить выделяемые средства. И не откладывайте в долгий ящик. Работайте лучше. Следующая проверка не за горами, а там не успеете оглянуться, как Генеральная проверка придёт, — со вздохом закончил он и замолчал.
Посидев несколько минут, он начал складывать бумаги в свой портфель.
— Мне пора. Надо ещё отчёт для Управления подготовить, — он взглянул на часы.
Проводив его до двери, она вернулась к столу и заметила на столе что-то белое. Наклонившись, она увидела три белых пёрышка.
«Странно, откуда они здесь?» — подумала она и, вспомнив строгого проверяющего, благодарно улыбнулась.