Женщина вторичного творения

Из Послания Граля

Женщина вторичного творенияЭти слова касаются самого больного места во вторичном творении. Именно здесь необходимы наибольшие изменения, требуется длительное очищение.
Если мужчина во вторичном творении сам превратил себя в раба своего рассудка, то женщина в кощунстве своём зашла куда дальше.
Наделённая большей тонкостью ощущений, она должна была, казалось бы, играючи вознестись к светлым высотам, образовав тем самым мост в рай для всего человечества. Женщина! Потоки света должны были бы пронизать её. Она приуготовлена к этому по всем своим телесным, грубо-вещественным задаткам. Женщине достаточно было бы только искренне пожелать этого, и тогда всё потомство, вышедшее из её чрева, ещё до рождения своего было бы непременно надёжно защищено силой света! По-иному и быть не могло бы, ибо каждая женщина, уже в силу богатства своих ощущений, почти единолично может обусловить духовную направленность своего потомства! Поэтому именно она — в первую очередь — ответственна за всех своих потомков!
Она, кроме того, богато одарена безграничной способностью влиять на весь народ, более того, на всё вторичное творение. Исходный пункт этой её большой силы — в семейном очаге! Только там, а не в общественной жизни лежит её сила, её беспредельная власть! Благодаря способностям своим, она царица в своём доме, в своей семье. Из тихого, надёжного семейного очага она решающим образом воздействует на весь народ настоящего и будущего, проникая во всё и вся.
Там, где пышно расцветают присущие ей женские способности, не существует ничего, где непременно не сказалось бы её влияние. Но, только будучи по-настоящему женственной, выполняет она своё, указанное ей Творцом предназначение. Тогда женщина есть в полной мере то, чем она должна и может быть.
И только истинная женственность без лишних слов воспитывает характер мужчины: укреплённый её тихими, таящими невообразимую силу деяниями, он мог бы штурмовать небеса. И тогда мужчина, уже в силу внутренней природы своей, охотно и радостно стремился бы защитить эту женственность, если только она истинна в своих проявлениях.
Но современные женщины ногами попирают свою собственную силу и собственное своё предназначение; в слепоте своей они проходят мимо них, кощунственно разрушают заключённые в этом предназначении святыни. Во вторичном творении они действуют не созидательно, а разрушительно, как худший из ядов. Низвергаясь, женщина тянет за собой в пучину мужа и детей. <…>

(т. I, гл. 22)