Наш мозг не мог бы создать предсмертный опыт

Интервью со швейцарским врачом Эберхардом Растом о предсмертных переживаниях

Наш мозг не мог бы создать предсмертный опытGralsWelt: Вы часто имеете дело с умирающими. Что вам известно о предсмертных переживаниях и первых часах после смерти?
Эберхард Раст: Вначале пациент приобретает внетелесный опыт. Первый раз я столкнулся с этим в 1970 году: пострадавший смог сверху увидеть полицейских, прибывших на место аварии, и других свидетелей происшедшего.
На память ещё приходит случай с одним солдатом во время Первой мировой войны. При атаке в пехотинца попала пуля, и он упал. Его сознание освободилось от тела. Ревущий шум стих, и солдат увидел себя лежащим на земле. В эти мгновения он пережил чувство лёгкости и духовного просветления, возвышенную ясность мыслей и радость. Ничего подобного он прежде не испытывал.
Такой внетелесный опыт напоминает сон, в котором человек счастлив и не испытывает боли, он может плавать или общаться без слов — и в котором он к тому же бессмертен.
Однако предсмертные переживания не просто сон. Рационалисты пытаются объяснить их как чистый продукт нашего мозга. Но здесь следует обратить внимание на ряд моментов, которые противоречат самой природе сна. Например, в таком состоянии люди не утрачивают способности воспринимать реальную жизнь. Во время реанимации, когда сердце остановилось, проходит от трёх до семи секунд, прежде чем мозг прекратит функционировать. Он как бы ставит себя на защёлку, чтобы накопить энергию и избежать мгновенного «удушья». Электрическая кривая, образованная головным мозгом, в эти секунды ровная, что совершенно бесспорно свидетельствует об отсутствии сновидений.
И как раз в этот отрезок времени человек переживает самый впечатляющий предсмертный опыт.
Есть ещё один аспект, который не может базироваться ни на здоровой, ни на ограниченной функции головного мозга. Перед человеком, словно на экране, развёртывается вся его жизнь. У взрослых это нередко сопровождается сильными ощущениями, при этом не имеет значения, чем они были вызваны — добрым «кадром» или тяжёлым. Этот феномен чаще проявляется в момент опасности, например в доли секунды при автоаварии, то есть при полном сознании, но может проявиться и в состоянии комы. В подобных условиях наш мозг, привязанный к пространству и времени, к такому функционированию просто неспособен.
И наконец, для самих пострадавших есть один пункт, по которому они без труда могут отличить сон от предсмертных переживаний. Последние кажутся людям реальнее самой жизни, гораздо более глубокими.
GW: Как вы оцениваете эти потусторонние переживания?
ЭР: Они позволяют допустить, что жизнь возможна и вне нынешнего тела. Другие феномены кажутся нелогичными, иногда фантастическими. Довольно просто объяснить встречи с ранее умершими людьми. Скептики настаивают на том, что предсмертные переживания свидетельствуют лишь о возможности существования сознания вне тела, но не могут служить доказательством жизни после смерти, поскольку глубокая смерть смыкает уста и обратно никто не возвращается. Однако встречи с ранее умершими людьми, о которых часто сообщают пережившие предсмертный опыт, убеждают в обратном. Во-первых, этот опыт получают и те, кто прежде отрицал продолжение жизни после смерти. Во-вторых, среди свидетельств имеются и описания встреч с людьми, чья смерть случилась несколько часов или даже минут тому назад и о ней на момент «встречи» ещё не было известно. Наконец, во время предсмертных переживаний людям доводилось встречаться с родными, о существовании которых они не знали. Одна пятилетняя девочка повергла своих родителей в шок тем, что узнала о тайне, будто «на небе» у неё есть сестра, умершая вскоре после рождения.
GW: Где же находятся души этих умерших?
ЭР: Обычно они пребывают не в самом близком тонко-вещественном окружении Земли. Из предсмертных переживаний известно, что тонко-вещественный мир обширнее грубо-вещественного, поскольку множество людей в таком состоянии посещают сферы, которые не могут находиться на земном уровне. И многие из этих сфер невыразимо прекрасны! Когда человек покидает своё физическое тело, он оказывается в тонкой вещественности, и потому, вернувшись в реальную жизнь, может поведать не только о произошедшем на грубо-вещественном уровне, но и о том, что недоступно нашему земному восприятию. Например, о мыслях своих ближних или ярком свете при проходе через тоннель, а также о других существах и разных ландшафтах. При этом его материальное тело всегда остаётся здесь, а новое тело открывается природе тонкой вещественности. Неудивительно, что людям при переживании внетелесного опыта так легко удаётся преодолеть земную стену. Они иногда пытаются дать о себе знать — возможно, для того, чтобы помешать их — живых! — реанимировать. Вместе с тем существует много предсмертных переживаний, при которых есть контакт только с тонко-вещественным миром, а земное окружение совсем не воспринимается.
GW: А какие феномены вы определяете как фантастические?
ЭР: Например, когда североамериканские индейцы, находясь в потустороннем мире, видели берлоги, а люди, воспитанные в иной социально-культурной среде, — города с золотыми крышами, или ужасные пропасти, напоминающие мир античной преисподней. Объяснения подобным феноменам можно найти в труде Абд-ру-шина «В Свете Истины», где описаны основные закономерности, господствующие в потустороннем мире. Сегодня, благодаря собранным свидетельствам о предсмертных переживаниях, это всё чаще становится для нас доступным, хотя нередко фрагментарно. Человек своими желаниями создаёт в тонко-вещественном окружении целые миры. Любое человеческое ощущение принимает в потустороннем мире живую форму, которая питается посредством его же собственной воли и энергии подобного рода. Таким образом, из мыслей, слов и деяний возникают живые ландшафты, отражающие состояние породившей их души. На первый взгляд это объяснение тоже может показаться фантастическим, однако при более внимательном рассмотрении разъяснённых Абд-ру-шином законов Творения оно предстаёт вполне реальным и убедительным. Человек создаёт эфирно-вещественные миры, которые образуют различные, в зависимости от своей плотности, уровни. Так, например, мысли, исполненные злобы и зависти, притягиваются к тёмным, тяжёлым сферам, которые населены демонами. А добрые мысли ведут к высотам. Когда мы изучаем предсмертные переживания, эти миры становятся для нас более открытыми.
GW: Значит, мы сами создаём себе небо и ад, своими мыслями и поступками определяя, как всё будет происходить при умирании и после смерти?
ЭР: Да. Этот факт находит своё выражение в представлениях древних о суде над мёртвыми. Анубис (древнегреческий бог. — Прим. ред.) взвешивает сердце умершего человека на весах. Если оно лёгкое, то он может войти в царство мёртвых. Этот образ символизирует идею о том, что желания и ощущения, другими словами «вес души», исключительно значимы для вхождения в потусторонний мир.
Наглядное подтверждение тому люди с опытом предсмертных переживаний. Например, нидерландский врач Пим ван Ломмель сообщает об одной юной матери, у которой после кесарева сечения была зафиксирована клиническая смерть. Вначале её предсмертное переживание было наполнено глубокой любовью, но, оказавшись в реанимации, при искусственно поддерживаемой жизни в теле, женщина почувствовала невыразимую тяжесть. Она вырвала трубки искусственного дыхания, решив покончить с жизнью, и в тот же миг ощутила, как её затягивает в жёсткую воронку. Пациентка потом описывала ужас во время второго предсмертного переживания. Словно её оставил Господь. Но это было следствием не прошедшей жизни, а вспыхнувшего в ней протеста против нынешних страданий, следствием того тяжёлого душевного состояния, которое привело к попытке суицида. И здесь нужно отметить: состояние души играет важную роль в том, на каком уровне мы окажемся. Здесь действует закон тяготения, который каждый из нас ежедневно испытывает на себе.
Когда мне в тяжёлых случаях удаётся облегчить боль моих пациентов, то, возвращаясь домой, я чувствую себя легко и снова слышу птиц и вижу звёзды на небе. Это чувство лёгкости не абстракция, это душевный факт. Уже суд мёртвых у египтян не считал грех приговором, а брал за основу способность человека освободиться от своих грехов. Наше состояние души действует согласно выбранному направлению: либо уплотняя и утяжеляя, либо осветляя и облегчая. Своими желаниями и ощущениями мы можем повлиять на «вес души», но способность человека освободиться от грехов является результатом процесса развития. <…>
Для объяснения предсмертных переживаний мы должны придерживаться твёрдого убеждения, что у нас, людей, есть нематериальный дух и нематериальная душа. Для многих культур это знание было само собой разумеющимся: душа и дух способны покинуть тело. Если это понятие нас напрягает или кажется старомодным, мы можем просто говорить о нематериальном сознании. Оно не связано с телесными помехами. <…>
GW: Что изменяется для человека, прошедшего через предсмертное переживание?
ЭР: Некоторые избавляются от страха смерти, чувствуют защищённость и уверенность, что смерть — это не конец. Они могут лучше поддержать других людей, находящихся при смерти. Умирающие, способные освободиться, излучают мир, который может осчастливить сопровождающего их человека. Такая смерть, по сравнению со смертью при драматических обстоятельствах, являет собой нечто освящённое. Однажды я опекал молодого мужчину, чья смерть наступила через пару дней от желудочного кровотечения. Но во время болезни он так глубоко прозрел, что смог принять свой уход. Несмотря на физические страдания, его взгляд был спокоен. На вопросы родственников, сколько ему осталось, он открыто и с полным доверием ко Всевышнему отвечал: «Никто не знает, только один Бог».
Из журнала “GralsWelt”,
пер. с нем.