Двое в поисках Бога

Двое в поисках БогаДВА   молодых   человека   хотели найти Бога. Они пришли к мудрецу и попросили его показать им правильный путь к Богу. После долгого молчания мудрец ответил: «Я не могу показать вам путь. Только вы сами можете найти то, что ищете».
Тогда отправились они странствовать по миру.
Один думал, что найдёт нечто огромное и возвышенное, если будет сильно и упорно к этому стремиться. Он вступил на путь познания, переезжал из города в город, от учёного к учёному. Он слушал, читал, сравнивал и проверял всё, что кем-либо и когда-либо было написано о Боге, и с годами сам стал известным учёным. Многие приходили к нему издалека, уверенные, что едва ли кто-то знает о Боге больше и умнее может говорить о Нём. Наконец он окружил себя самыми умными и учёными людьми своего времени и достиг удовлетворения в дневных и ночных дискуссиях и поучениях. Пустым и лишённым смысла казалось ему бытие других, и порой ему приходилось преодолевать нечто похожее на сострадание к человеческому невежеству. Он чувствовал себя очень близким к Богу.
Другой молодой человек тем временем недалеко продвинулся на своём пути, поскольку встретил девушку, так глубоко вошедшую в его сердце, что он женился на ней. С годами им было даровано много радостных и здоровых детей, и от мужчины потребовалось немало усилий, чтобы накормить их и обеспечить им надёжную крышу над головой. Он был счастлив, но порой, при мысли, что он не смог отправиться на поиски Высшего,   им   овладевала   печаль. И тогда глубоко внутри у него возникало безграничное стремление, сопровождавшее его во всём, что он делал. Часто думал он о том, что выпало на долю его другу, и когда известия об этом великом мудреце и учёном до него доходили, то в нём поднимались зависть и тоска и он чувствовал себя очень далёким от Бога.
Прошло немало лет. Оба молодых человека состарились, и оба знали, что их конец уже близок.
Тот, кто выбрал путь знаний, чувствовал  себя  слабым  и  уставшим. Долгие исследования повлияли на него: он ослеп. Правда, слуги могли ему читать вслух, однако тексты эти казались ему теперь скучными. Он знал их все наизусть.
По-прежнему многие искали его общества, чтобы вступить с ним в дискуссию или спросить у него совета. Но и это не вызывало в нём радости, а одни и те же вопросы лишь бесконечно  утомляли  его.  Сильнее же всего его мучила ночная бессонница и невозможность нормально отдохнуть днём.
Смерть стояла у его порога, но старика наполняла беспощадная в своей несокрушимости уверенность, которую он ни с одной человеческой душой не мог разделить. Он, всё читавший о Боге и учивший о Нём, посвятивший Ему всю свою жизнь, отказавшийся ради Него от всего остального, он, кого считали больше всех знавшим о Боге, должен был теперь долгими ночами познавать жестокую истину: все его знания никуда не вели, потому что на один-единственный важный вопрос, который определённо возник в его жизни, он не мог ответить. Он не знал, где был Бог, и по-прежнему не знал, какой путь ведёт к Нему. Всё, что он мог познать, было ограничено конечностью приобретённых им в течение жизни знаний. Он хотел познать Бога своим рассудком, и этот путь привёл его в никуда. Поэтому в его жизни всё было пусто и глухо, он ничего не ощущал и умер в страхе.
И другой человек тоже состарился. Он уже не мог работать так долго и много, как прежде, и оттого чувствовал себя лишним и очень беспомощным. Теперь его дети заботились о нём. И всё-таки он старался быть полезен в том, что ещё мог хорошо делать сам. Его внуки, за которыми он присматривал во время их игр, доставляли ему радость. Он заботился о животных, в саду там и сям выпалывал сорняки и следил за порядком. У него было сейчас много времени, и он часами сидел на скамье перед домом на солнце и предавался своим мыслям.
Прежде  всего  он  думал  о  Боге, о  Котором  сильнее  всего  тосковал. Он старался снова и снова искать, познать и описать, кричал, поскольку ощущал, что всё напрасно. Бог был настолько велик и могуществен, что это невозможно было выразить человеческими  словами  и  образами. И тогда старик вздыхал о своём заветном, но так и не воплотившемся желании найти Его.
Однажды, когда он, как обычно, сидел на своей скамье и наблюдал за играющими детьми, случилось так, что в разгар игры самый младший поднял головку и улыбнулся ему сияющими глазами. В эту минуту запели птицы, ветер пронёсся по деревьям и перед старческим взором затанцевали бабочки. Внезапно на сердце этого человека сделалось тепло — и то, что так долго мучило, держало, препятствовало внутри, сломалось. Он медленно  поднялся,  взглянул  улыбаясь на небо и беззвучно произнёс: «Я благодарю Тебя, Господи, что Ты наконец позволил найти Тебя…» И когда пришёл час его смерти, на лице его застыла улыбка.
(из журнала”GralsWelt”, пер. с нем.)