Страх перед жизнью

О страхе перед жизнью чаще говорят как о страхе перед смертью

Всякий человек реагирует на происходящие с ним события и на других людей в зависимости от того, что он уже пережил. НеСтрах перед жизнью только в этой жизни, но и в предыдущих. Если принять во внимание неоднократность воплощения каждого из нас, а значит, неоднократность преодоления нами смертного порога, то спектр переживаний, записанный в душе, окажется значительно богаче. Эти переживания есть единственное наше приобретение во время прошлых пребываний на Земле, и при очередном воплощении мы обязательно «берём» их с собой, являясь в этот мир с уже сформированным отношением к людям, ценностям, определённой деятельности. Поэтому одно направление в жизни нас притягивает, а другое отталкивает. Поэтому многие события нашего нынешнего бытия могут вызвать в нас страх: они пробуждают «воспоминания» о пережитых некогда страданиях: насильственной смерти, несчастьях, преследованиях, ненависти…
Существует множество страхов. Но есть один, который подавляет все прочие. Это – страх перед смертью, который в действительности есть не что иное, как страх перед жизнью. Причина его «господства» в том, что человек ничего не знает о жизни, а следовательно, и о смерти. Многие люди пытаются показать, что не боятся смерти, но при этом их пугают неудачи, нужда, потеря здоровья. Эти опасения убеждают: они боятся именно жизни и её конца.
Будучи врачом, я часто наблюдал, как больной является на приём подавленный страхом за своё здоровье. Но в момент, когда поставлен диагноз, пациенту, а возможно, и врачу становится легче, словно само название болезни снимает висевшее в воздухе напряжение. Этот пример показывает: страх уходит, когда пробуждается уверенность в том, что тебе помогут. Но как избавиться от страха смерти или боязни неудачи, разочарования? Здесь уже недостаточно одной уверенности того, кто «не боится». Тут должна быть собственная осмысленная убеждённость, рождённая и питаемая предыдущими переживаниями.
Каждая наука пытается определить логические взаимосвязи в той области, которой она занимается. Так, например, учёные пришли к пониманию причин, вызывающих полярные сияния. Но мы не знаем ни того, когда жизнь началась, ни того, когда она закончится. При этом из наблюдений за жизнью можно заключить, что и в ней постоянно повторяются одни и те же закономерности.
Тем не менее в области самой жизни, для человека самой важной и самой нужной, мы не найдём правил, которые бы объясняли всё, что в ней происходит, потому что наука ограничила себя утверждением, будто бы причину жизни и её изменений нужно искать в вещественности. Это утверждение кажется трагикомичным на фоне нашей повседневности, где мы постоянно переживаем события, истоки которых находятся отнюдь не в мире обычных чувств. Каждый день мы становимся свидетелями удивительных поворотов в человеческих судьбах – и каждый раз по привычке безразлично проходим мимо, вместо того чтобы задаться вопросом: почему это происходит? Почему кто-то без видимой причины болеет, а другой без видимой причины выздоравливает? Почему кто-то лишается собственности, а другой, наоборот, богатеет? Почему кто-то выживает, рискуя жизнью, а другой при меньшей опасности погибает?
К чему нам знания наук, если мы не знаем, как жить? Ведь человек, который знает, как нужно жить, не боится.
Хотя вокруг себя мы всё научно исследуем и считаем это частью своей жизни, человеческую жизнь мы привыкли видеть «ненаучно» – как цепь событий, происходящих неизвестно почему. Мы не стараемся выявить всех причин, ограничиваясь только теми, что лежат в пределах, строго оберегаемых наукой. Случай, счастье, несчастье, невезение, судьба – это слова, выражающие предчувствие присутствия высшей силы или вызывающие представление о предопределении, неслучайности, а иногда и произволе. Мог бы человек таким образом воспринимать и оценивать жизнь, если бы он был убеждён в её закономерности? Конечно, нет.
Люди воспринимают свою жизнь вне широких взаимосвязей. Это порождает различные страхи, так как они не привыкли искать причины своих трудностей в предыдущих действиях или в прошлых жизнях. Они не представляют, как из настоящего вырастает их будущее, поэтому не в состоянии повернуть ход событий и взять на себя ответственность за всё, что с ними происходит. Они обвиняют других, в итоге растёт ненависть, возникает взаимное недоверие как плод этих страхов.
В отличие от тех, кто противопоставляет страху познание смысла жизни и все усилия направляет на развитие внутренних ценностей, испытывающие страх устремляются прежде всего к материальным ценностям. Современное общество ценит в жизни алчность и похоть. Сердца живущих в изобилии и роскоши не трогает попрание человеческого достоинства их «ближних», особенно если с этими «ближними» их разделяют тысячи километров. Но, проявляя равнодушие, они в итоге сами утрачивают человеческое достоинство. Если бы вдруг большинство людей изменили взгляд на жизнь и смерть, то нынешним отношениям в мире совсем скоро пришёл бы конец, поскольку людям потребовалось бы совсем не то, что может им предложить современное общество. А значит, для сохранения этого общества нужно удерживать людей на том уровне развития, когда главные вопросы жизни не вызывают у них интереса. И такое состояние почти достигнуто: люди повсеместно подавлены страхом. Страхом смерти.
Человек постоянно ощущает угрозу; он убеждён, что не способен повлиять на развитие событий. Конечно, сама по себе угроза не вызывает страха, если человек уверен в хорошем конце (заметим, что искусственно подвергать себя опасности стало в наши дни даже популярной забавой). Для возникновения страха требуется чувство беспомощности.
Эта утрата контроля над определённой областью жизни сегодня характерна для всего человечества. Наша жизнь утратила стабильность, и её неожиданным поворотам стало трудно противостоять. Меры принимаются одна за другой, но достигаемые результаты лишь демонстрируют человеческую беспомощность (как следствие дезориентации) и недальновидность. Люди не знают, что с ними будет, не знают этого и государства, так как нет твёрдой опоры, от которой можно было бы начать надёжное движение, и такое состояние чревато возрастанием зла и низости. Усиливается контраст между идеальным и фактическим состоянием Земли, а это всегда связано с отклонением от воли Бога. Люди ведут войну с Богом тем, что эту волю попирают, выдавая за неё свою собственную и приспосабливая религии к своим низменным склонностям.
Во всякой войне люди боятся потерять жизнь, хотя могут выйти из неё и победителями. В этой же войне, которую человечество пытается вести со своим Творцом, шансов на победу у него нет. И главный признак неизбежного грядущего поражения – человеческий страх перед жизнью. Это корень, из которого растут и получают питание множество мелких корней — других страхов. Человек может научиться их обходить, игнорировать, подавлять, убирать, иногда и растворять, если они малы, но он не в состоянии избавиться от них полностью, если не удалён главный корень. И всё это будет длиться до тех пор, пока он не научится жить в мире со своим Творцом.
Страх перед жизньюСтрах может возникнуть только тогда, когда человек привязан к преходящим ценностям, в то время как бо,гатство духа для него остаётся чуждым понятием. Этот страх потерять кого-то или что-то сопровождает его всю жизнь и часто определяет мотивы его поступков. Человек не в силах убить страх, но он может его обойти, если внутренне выберет путь, который ведёт в вечность, в непреходящий духовный мир, к его настоящему дому.
Человек, осознавший собственную духовную сущность, убеждённый, что и он сам является частью непреходящего мира, может начать отдаляться от земного. Но это не уход от реальной жизни; напротив, это обретение человеком большей уверенности и радости во всех видах его земной деятельности. Осознание высокой цели и сильное стремление к своему духовному дому внутренне его освобождают, он более не скован желанием найти и сохранить нечто земное. Он жаждет научиться одному – благодарить Бога за каждый миг своей жизни. И это делает его внутреннюю, а значит, и настоящую жизнь всё более ясной, пока не пересечётся граница преходящего. Тогда страх лишается опоры внутри него, ибо в нём уже нет ничего земного, что бы он боялся потерять. Отныне он может пережить всё, становясь богаче для вечности, неустанно взращивая в,,,,, себе благодарность и доверие к Божественной Любви. Любовь к Богу является высшей ценностью, которую человек вообще мож,ет приобрести.
Одним из страхов, преодолеваемых человеком здесь, на Земле, является страх, что эта внутренняя перем,ена сделает его чуждым для тех, кого он любит. Но это не так! Напротив, самые лучшие отношения могут достичь удивительных высот, потому что человек, пытающийся превратить свою жизнь в благодарность Творцу, будет любить других людей глубже и вернее.

(из журнала “Svet Gralu”,
пер. с чешс.)