Подаренная радость

Подаренная радостьВ давнее-давнее время жили на земле маленькие люди. Они селились в живописных домиках и были счастливы. На лицах у них всегда светились улыбки, и каждый раз они сердечно приветствовали друг друга. Они любили дарить друг другу тёплые, мягкие шкурки и всегда носили при себе полный мешочек. Когда люди дарили кому-то шкурку, то появлялся повод сказать: «Вы мне нравитесь».
Как прекрасно было получить такой тёплый и мягкий подарок! Тогда все чувствовали себя уважаемыми. Поэтому маленькие люди охотно дарили мягкие шкурки и получали их от других. Словом, все любили друг друга и были счастливы.
Вблизи деревни, в холодной пещере, жил карлик. Он чувствовал себя очень одиноко. Иногда он часами сидел перед пещерой и смотрел вниз, на деревню. Однако вовсе не потому, что ему хотелось там жить и обмениваться мягкими шкурками. Он считал это вздором. Но однажды, когда одиночество стало невыносимым, карлик отправился к людям.
Маленький человек, которого он повстречал первым, любезно приветствовал его: «Возьмите тёплую шкурку. Она такая мягкая. Я сохранил это специально для вас, ведь я вас так редко вижу».
Карлик не знал, должен ли он принять подарок. В его голове зашевелились ядовитые мысли, и он ответил: «Разве вы не знаете, что ваши шкурки скоро закончатся, если будете их раздавать каждому встречному? Ваш мешок скоро совсем опустеет. К тому, что дорого, нельзя относится так расточительно!»
Озадачив мужчину, карлик побрёл дальше. Он точно знал, что у маленьких людей был неистощимый запас шкурок. Ведь они их дарили и сразу получали ответный подарок. Но ядовитые мысли сопротивлялись, и ему было любопытно узнать, есть ли этот яд и в маленьких людях. Он вернулся в пещеру и стал ждать.
Маленький мужчина поступил так, как предложил карлик: он больше не принимал шкурки и не дарил их. Теперь он советовал каждому беречь свой запас, иначе скоро придётся раскаяться в собственной щедрости. Страх охватил деревню, и вот уже то здесь, то там можно было услышать: «У меня нет шкурок для вас. Я не хочу, чтобы они у меня закончились».
Настроение в деревне стало совсем другим. Мешки отныне перевязывали туго, и люди не хотели показать своё благополучие из страха, что шкурки будут воровать. Старейшина провозгласил шкурки средством оплаты. Тут же принялись считать, сколько стоит новая обувь или мешок картошки. Сразу вспыхнули споры, участились ссоры между людьми, распространились корыстолюбие и скупость. Дела в деревне шли всё хуже. Одни чувствовали себя усталыми и подавленными, другие жаловались на болезни. Многие верили, что вес мешка для шкурок есть причина невзгод и что лучше всего хранить шкурки дома. Теперь редко можно было встретить маленького человека со шкуркой.
Когда карлик снова спустился в деревню, его уже никто не приветствовал. Вместо этого маленькие люди смотрели на него недоверчиво. Но он был доволен, потому что убедился: маленькие люди думали так же, как он, и у них тоже были эгоистичные мысли. «Это и есть мир. Нужно смотреть правде в глаза».
Со временем в деревне стали происходить печальные события. Много маленьких людей умерло. Карлик был напуган, ведь он этого совсем не хотел. Он хотел лишь показать людям, какой реально была жизнь. И он задумался, как же всё исправить. В пещере у него были прекрасные, разноцветные камни, которые он добывал из земли. Они могли бы заменить маленьким людям их бессмысленные шкурки.
Люди принимали камни с благодарностью, ведь они могли снова что-то дарить. Им было приятно, как прежде, что-то получать взамен подаренного. Однако делалось это не так часто, да и камни были холодные, а острые их углы кололи пальцы. Словом, всё было иначе, чем со шкурками. Возможно, поэтому кое-кто вернулся к тёплым, мягким шкуркам — чтобы заново пережить чувство дружбы. И каждый раз было видно, что тот, кого одаривали, становился счастливым. Может, шкурки были лучше холодных камней?
И всё же обмен шкурками уже не был таким естественным, как раньше. Только немногие дарили тёплые, мягкие шкурки без сожаления, не думая, что их запас кончится. Большинство же утратили эту способность. Слишком глубоко проникло в их души недоверие. Отныне нередко можно было услышать: «Я отдал мягкую шкурку и за это получил холодный камень. Какая глупость!» или «Я бы отдал шкурку, но не знаю, так же ли она ценится. Лучше я оставлю её себе». Прекрасные времена взаимных подарков ушли безвозвратно — как сон. И вот теперь маленькие люди увидели мир, каким он был в действительности, и этот будничный мир был совершенно лишён очарования.